Самое интересное от Яна Арта

Игра теней на фасаде "Нашего дома"

A A= A+ 06.09.1995
Триумфальное шествие созданного премьер-министром России Виктором Черномырдиным блока "Наш дом - Россия", судя по всему, начинает раздражать любителей прогрессирующего плюрализма.

30 августа Борис Ельцин принял в Кремле председателя Партии российского единства и согласия Сергея Шахрая. Встреча - в числе плановых президентских рандеву "один на один" с лидерами партий и парламентских фракций. Президентская пресс-служба, как всегда в таких случаях, ограничилась лаконичным сообщением: "С. Шахрай проинформировал Б. Ельцина об участии своей партии в начавшейся предвыборной кампании".

Спустя несколько часов Шахрай собрал пресс-конференцию, на которой сообщил о своем уходе из совета движения "Наш дом - Россия" и намерении вывести ПРЕС из блока Черномырдина. Причины этого шага, по словам Шахрая, - отступление блока "от стратегической линии в процессе формирования центристского движения" и отсутствие "должного профессионализма в текущей организационно-политической работе".

Судя по хронологической последовательности этих двух событий, президент не имеет никакого влияния даже на довольно-таки близко стоящих к нему политиков, если после встречи с ним они так резко хлещут премьера. Того самого, ради которого совсем недавно Ельцин был готов распустить парламент. Или же - что-то неладно в Датском королевстве.

Минувшее лето прошло под знаком "большой трубы", сбиравшей под знамена "НДР" сильных мира сего всех мастей и масштабов. Казалось, что в стране объявлены учения ГТО для номенклатуры, а  по длине очередей у своих дверей отделения "Нашего дома" намерены побить рекорд "МММ". Тем более, что потенциальные дивиденды "партии победителей" куда сочнее мавродиевских сапогов...

Но "пирамиды", как известно, в России недолговечны. Первый (публичный) звонок прозвенел в Екатеринбурге, где Эдуард Россель победил на губернаторских выборах "черномырдинца" Страхова. Разумеется, премьер заявил, что уральский нокдаун - еще не показатель, что это вовсе не генеральная репетиция, и вообще "мы пойдем другим путем". Разумеется, все с этим согласны, но кто-то уже начал смотреть "искоса, низко голову наклоня". Серия нескольких августовских сообщений, скромных и непритязательных, теряющихся в общем потоке новостей, заставляет признать подобный взгляд на "Наш дом" вполне жизненным.

Бывший председатель Госкомимущества России Владимир Полеванов выступил с инициативой создания избирательного блока "За родину". В программе - изменение курса экономических реформ, возврат к государственному контролю над базовыми отраслями промышленности, усиление ее экспортной направленности, поддержка отечественного капитала. Во внешней политике - восстановление связей с государствами, традиционно составлявшими понятие "жизненное пространство России". Помимо схожести лозунгов, Полеванов и в плане "группы поддержки" намерен играть примерно на том же поле, что и Черномырдин, - чиновничество, люди аппарата. Заявив при этом, что у его блока "финансовые трудности есть, но они решаются без особых проблем".

Что это? Как минимум - авантюрная попытка отставленного чиновника (видимо, накопившего значительные капиталы) ворваться в политику. Как максимум - признак того, что в промышленно-бюрократической среде отнюдь не все желают идти в кильваторе премьера. Скорее похоже на второе: Полеванов недавно заявил, что оглашение списка его блока "для многих будет сюрпризом".

Далее. Егор Гайдар встречается с Борисом Ельциным: опять же в рамках плановых предвыборных бесед. После чего, собрав съезд "Демвыбора", главной темой своего выступления делает разговор о том, что "Демвыбор" прав в своем решении не блокироваться с "Нашим домом". Потом - критикует правительство и Центробанк за банковский кризис.

Затем следует встреча Ельцина с лидером "ЯБЛока" Григорием Явлинским, который давно уже объявил "Наш дом" своим главным оппонентом.

Примерно в это же время меняются акценты исходящей от президента информации. До конца августа Ельцин (но только устами своих помощников) демонстрировал внимание к строительству "Нашего дома". В последние две недели пошла прямая речь президента и - совсем о другом.

Ельцин считает необходимым и возможным восстановление накануне выборов былого единства демократических сил и полагает, что большинство противоречий между демократической оппозицией и президентом разрешимы - интервью "Комсомольской правде".

Президент России "будет поддерживать тех, у кого в программе существует демократическая и социальная направленность", и, как гарант Конституции, "не будет поддерживать одно движение "Наш дом - Россия", а других не поддерживать" - заявление на форуме демократической прессы 1 сентября в Москве.

Изменение климата отразилось и на речах главного героя нашего предвыборного времени - Виктора Черномырдина. В последний день лета он заявил, что если "Наш дом" не получит на выборах необходимого большинства в Думе, то нынешний состав кабинета претерпит существенные изменения. Что в переводе означает: проиграю - еще не значит, что уйду; можно отряхнуться и, отказавшись от большего, сохранить то, что есть.

Смещение акцентов произошло не сразу и, вероятно, было предугадано. Во всяком случае, первые лица наиболее значительных российских регионов не сделали ходов, окончательно привязывающих их к кораблю Черномырдина. Мэры Москвы и Санкт-Петербурга побывали на открытии филиалов "Нашего дома" в обеих столицах, "внимательно ознакомились", "пожелали", но остались беспартийными. Сочувствующими - и не более того.

То же самое сделал президент Татарстана Минтимер Шаймиев. В конце апреля он участвовал в подмосковном заседании оргкомитета "Нашего дома", в июне в Казани началось создание отделения черномырдинского блока, курируемое вторыми лицами татарстанского кабинета. 22 августа на пресс-конференции Шаймиев заявил, что нормально относится к блоку Виктора Черномырдина, но участвовать в его работе не имеет права: по конституции президент должен быть беспартийным. Ровно через неделю пошла прямая речь Бориса Ельцина и демарш Шахрая. Своевременность - лучшее достоинство политика и татарстанский лидер его продемонстрировал.

Возможно, свою роль сыграла "разминка" - история с партией "Единство и прогресс", которая создавалась "под" президента, а в результате довольствовалась местом "около". Возможно и более кардинальное предположение - "татарстанские модели" используются сегодня в Москве не только в решении проблем с регионами и механизмах "чрезвычайки" МВД. История с "ЕиП" вполне могла стать прообразом истории с блоком Черномырдина...

Отбросив конкретику, следует констатировать, что внутренняя причина появления подобных политических "пирамид" банальна и многажды называема - отсутствие настоящих партий, и отсутствие у этих партий собственных оригинальных идей. Есть люди, желающие войти во власть или оставаться в оной, есть их симпатии и антипатии, их амбиции и крах. Партии - всего лишь дань самому необходимому, незыблемому даже в сталинской и гитлеровской империях атрибуту государства - выборам. Всего лишь отражение теней российских фюреров в луче "волшебного фонаря". И чем больше нервных движений они делают, тем смешнее и карикатурнее выглядят эти тени. Впрочем, по условиям игры в российском политическом театре, это скорее карикатуры на зрителей.

Газета «Известия Татарстана» (Казань), 6 сентября 1995 года


Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
901
Finversia-TV