Самое интересное от Яна Арта

Алексей Пирогов: «ИТшники должны сегодня всерьез думать о том, как помочь банку заработать деньги»

A A= A+ 20.11.2014

Вице-президент по IT, CIO финансовой группы «Лайф».

Фото: Альберт Тахавиев, Bankir.Ru

 Досье Bankir.Ru. Алексей Пирогов. Родился 18 марта 1976 года. В 1999 году окончил Московский энергетический институт (МЭИ) по специальности «Вычислительные машины, комплексы, системы и сети», в 2003 году – Высшую школу бизнеса «Мирбис» по специальности «МВА – финансы и кредит».

В 1996–1998 годах – инженер-программист в компаниях «Интеграция» и «Кворум». В 1998–1999 годах – ведущий программист Пробизнесбанка. В 1999–2003 годах – начальник отдела развития ИТ Пробизнесбанка, в 2003–2004 годах – начальник управления ИТ Пробизнесбанка. С 2004 года – начальник департамента ИТ Пробизнесбанка. С 2005 года – вице-президент финансовой группы «Лайф» по банковским информационным технологиям.

- Сегодня одной из основных тем, касающихся банковского ИТ, стала идея, что именно ИТ-развитие может стать для банка источником оптимизации расходов. Понятно, что эта мысль очень часто ретранслируется всеми ИТ-компаниями, чтобы повысить интерес банкиров к ИТ-развитию. На ваш взгляд, насколько это соответствует реальности, в каких именно параметрах и как измерять подобную оптимизацию?

- Сначала надо задуматься о том, насколько расходы на ИТ встроены в стратегию развития бизнеса, и насколько они эффективны. Сегодня затраты на ИТ и телекоммуникации – самая крупная статья расходов в банке. Поэтому необходима, действительно, процедура разработки ИТ-стратегии и четкая система оценки эффективности затрат на ИТ. Один из наиболее прямых способов сделать это – внешний консалтинг и аудит. Наша Группа, к примеру, сотрудничает с независимым консультантом – компанией «Гартнер», которая обладает экспертизой международного уровня, позволяющей оценивать нашу ИТ-стратегию и ее потенциальную эффективность, а также давать нам ценные рекомендации.

Что же касается оптимизации самой банковской деятельности, то, разумеется, смысл любого ИТ-обновления или, как минимум, его приоритетная задача – дать возможность такой оптимизации. Эффективность обеспечивающих функций в группе «Лайф» считается как отношение роста выработки к увеличению совокупных расходов на содержание персонала. Мы исходим из того, что рост производительности должен опережать рост любых расходов на 10 процентов. То есть по группе установлен KPI коэффициента эффективности (мы называем его K-magic) – 1,1. Поэтому примитивной попытки оптимизировать расходы лишь за счет сокращения персонала у нас никогда не было. Нам важно не уволить людей, а эффективно их использовать

Если говорить об ИТ-развитии финансовой группы «Лайф», то важной особенностью ИТ-направления и источником оптимизации является то, что уже довольно давно ИТ банков Группы объединены в единую систему. Последним к ней присоединился банк «Солидарность» в начале этого года. Таким образом, все банки группы «Лайф» используют единое ПО, АБС и другие ИТ-ресурсы, которые управляются централизованно.

Говоря упрощенно, работа по ИТ-развитию в нашей группе основана на «проектном» подходе и строится следующим образом. В октябре мы заявляем проекты, довольно долго доказываем, что они нужны, потому что наш топ-менеджмент весьма дотошно требует обоснования любых действий. Далее к декабрю подписываем паспорта проектов, утверждаем бюджеты и следующий год занимаемся реализацией ИТ-проектов группы. Сегодня основные требования, которые предъявляются к заявляемым проектам, это, во-первых, окупаемость в течение года и, во-вторых, возможность получить непроцентный, комиссионный доход. В связи с этим, проекты следующего года подвергнутся более тщательному и строгому отбору, чем в прежние годы. Мы, ИТшники, должны сегодня всерьез думать: «А как помочь банку заработать деньги?». В том числе поэтому мы сейчас ведем работу над проектом, который условно называется «LifeCloud». Сейчас мы рассматриваем возможность присоединения к «облаку» мощностей внешних сервисов от Майкрософта до Amazon Azure и предоставления с его помощью «облачных» сервисов клиентам нашей финансовой группы.

- Через интернет-банкинг?

- В том числе. Это могут быть разнообразные сервисы от возможности хранения данных вне своего компьютера и защищенной почты до онлайн-работы в каких-то специфических приложениях, в том числе небанковских. Преимуществом нас как финансовой организации будет куда более высокий уровень безопасности любых операций, чем способны дать многие другие аналогичные сервисы. Конечно, здесь нужно помнить о законодательных ограничениях, касающихся хранения персональных данных.

В случае успеха этого проекта у нас получится сделать то, о чем уже лет пять говорят на рынке. Помимо этого, у нас в работе есть проекты по оптимизации банковской деятельности. Например, запущен проект внедрения Электронно-Цифровой Подписи и электронного документооборота с внешними контрагентами, который даст фактически полное освобождение от бумаги. Сейчас электронный документооборот уже запущен в одной из наших структур – факторинговой компании «Лайф», но мы хотим максимально расширить его возможности, в частности, для «безбумажного» взаимодействия с государственными, налоговыми органами, а также с клиентами и поставщиками.

Еще один хороший пример оптимизации с помощью ИТ – создание единого центра бухгалтерского учета, который обслуживает все банки группы «Лайф». Расположение центра в Саратове и консолидация в нем всей бухгалтерии позволяют иметь существенно более низкие затраты на это направление, чем в случае размещения отдельных бухгалтерских подразделений в городах присутствия наших банков.

Кстати, в Саратове у нас расположен и корпоративный программный центр, в котором работают почти все программисты группы. В Москве остались только либо руководители, либо аналитики, которым нужно постоянно общаться с бизнесом, либо те совсем редкие специалисты, которых мы не можем найти в Саратове.

- А как эволюционируют отношения банков с внешними ИТ-компаниями? Долгие годы основным трендом банков был запрос на некие кредитные решения, позволяющие обеспечить рост объемов – всевозможные «кредитные фабрики», «конвейеры», скоринговые системы. И, по сути, это почти лет десять определяло состояние рынка банковского ИТ. Сегодня кредитные процессы сократились в разы, аппетит банков к кредитованию тоже уменьшился ввиду жестких требований к резервам и политики замораживания потребкредитования. Банки стараются развивать комиссионный бизнес, начали опять думать об инвестиционных продуктах, которые захирели за время кредитного бума. В этой сфере ИТ-индустрия что-то может уже предложить или только начинает разворачиваться от кредитных фабрик в сторону другого бизнеса?

- Безусловно, кредиты уменьшают свой вес в банковском бизнесе, но это не значит, что они отходят на второй план. Большая часть доходов, прибыли любого банка – это кредиты. Но, вы правы, сейчас актуализируются те проекты, которые в некоторое время назад существовали как своего рода эксперименты. Это Интернет-клиент для физиков, мобильный банкинг, мобильные платежи и многое другое. Сначала традиционные банки в целом были не очень активны в этих направлениях, поскольку некоторое время назад маржа по кредитам была существенно выше возможной маржи по таким проектам. Кроме того, срок окупаемости у них, как правило, пять-десять лет. Но сейчас, на мой взгляд, банковский бизнес сфокусировал внимание и на этих направлениях, поскольку все понимают, что надо в любом случае увеличивать долю комиссионного бизнеса в общих доходах любого банка, особенно это касается всевозможных платежных и дистанционных сервисов: пластиковых карт, Интернет- и мобильного банкинга. Делаются и первые пробные шаги в направлении такого вида банковского бизнеса как финансовое консультирование клиентов.

И это все необходимо автоматизировать. Но, как оказалось, не так много на рынке ИТ-индустрии игроков, которые готовы в этих или других новых направлениях предоставить готовые решения. То есть да, все готовы начинать писать ПО, адаптироваться к новым векторам, но чтобы взять на себя ответственность за конечный результат– такого, увы, нет.

- Кстати, вы с кем работаете на российском ИТ-рынке?

- Из российских компании мы работаем с R-Style Softlab, «Диасофтом», рядом других компаний. Но заметную часть в наших ИТ-решениях занимают и самописные продукты.

- Что нужно, чтобы ИТ-игроки сегодня соответствовали тому повороту вектора интересов банкинга, о котором вы говорили?

- То же самое, что и в сфере кредитов – предлагать коробочные решения на эти темы. Со стороны банков спрос на такие решения уже начал вполне очевидно вырисовываться. Думаю, пора и ИТ-компаниям пойти нам, банкам, навстречу.

- А какое-то движение вообще в эту сторону на рынке уже началось? Говоря упрощенно, банки говорят: «Ребята, поворачивайтесь от кредитного конвейера вот в эту сторону», ИТ-компании отвечают: «Да, ок»,  и возникает какой-то контакт…

Фото: Альберт Тахавиев, Bankir.Ru

- Ну, честно говоря, я пока не заметил. Наши российские ИТ-компании исторически не очень сильны в работе с конечным клиентом своих заказчиков. Они неплохо автоматизируют внутренние банковские процессы, отчетность и многое другое. Но в отношении решений для обслуживания клиентов развитие только начинается. Например, у нас используется Интернет-клиент для юридических лиц от R-Style Softlab. Надо сказать, хорошая система, но все изменения и доработки, которые в ней производятся, инициируются только по нашему запросу. А так, чтобы кто-то из наших партнеров упреждающе подумал о том, как с помощью ИТ-средств можно улучшить обслуживание наших клиентов, и предложил что-то новое в этом отношении – такого движения пока нет, к сожалению.

- А в целом на ИТ-рынке вы увидели в этом году что-то принципиально новое, интересное, чьи-то перспективные разработки?

- К сожалению, ничего кардинально нового, революционного я не увидел. То есть, на мой взгляд, ребята пока «добивают», «упаковывают» существующий рынок. Это касается всех крупных игроков рынка ПО. Они следуют за потребностями, но пока не предугадывают их.

При этом в финансовой сфере начинают рождаться более инновационные вещи, чем на ИТ-рынке. Например, по инициативе группы появился инвестиционный фонд «Лайф.СРЕДА», который инвестирует в перспективные финансовые стартапы. В рамках «Лайф.СРЕДЫ», в числе прочего, возник проект LifePAD – мобильный сервис, созданный в первую очередь для предпринимателей и наполненный полезными приложениями, в том числе нашей разработки. Этот сервис доступен компаниям малого и среднего бизнеса при вступлении в наш клуб «Лайф.Бизнес».

Или другой пример: FidorBank – по сути, первый банк, работающий на базе соцсетей. Сейчас мы интегрируем его в группу «Лайф»: обеспечиваем функции электронного кошелька, процессинга и другие. Сообщество Fidor Russia уже начало работать, а в следующем году мы планируем его полноценный запуск.

Сегодня можно наблюдать, что «Лайф.СРЕДА» стала, условно, софтверной компанией, которая отбирает лучшие проекты, продукты, мысли на банковском рынке. Я могу сходу назвать десяток интереснейших идей и решений оттуда. Ребята ищут, ребята предлагают. Конечно, в итоге не все сработает, но, по крайней мере, чувствуется активность. А чтобы ко мне пришел кто-то из крупных ИТ-компаний и предложил что-то подобное – пока, увы, это довольно сложно представить. Возможно, это проблема более крупного бизнеса: лидеры ИТ-индустрии в силу масштаба не всегда готовы экспериментировать на пока нестабильных рынках. Но, с другой стороны, когда они будут готовы, эти ниши могут оказаться заняты.

Вообще, по моим ощущениям, развитие ИТ в сфере телекома и ритейла идет более динамично, чем в банковской. И, чего уж греха таить, во многом благодаря этому рынок платежей в значительной степени перешел от банков к телеком-компаниям. Их еще сдерживают нюансы законодательства, ограничивающие сложные платежи, такие как ЖКХ, но решение этих проблем – лишь вопрос времени. Был момент, когда банки просто закрывали на все это глаза и считали рынок платежей «невкусным» по сравнению с кредитным направлением и в результате потеряли большой кусок рынка и только сейчас постепенно туда начинают двигаться. Но банки по сути своей более инертны, и когда туда дойдут – неизвестно.

Другое дело, что регулятор может способствовать этому движению, потому что рынок платежей, в конечном счете, тоже будет под надзором. Это – мировой тренд.

- В банковской среде всегда стояла проблема перевода с «бизнесового» языка на «айтишный» и наоборот. Как у вас решается эта проблема?

- Да, такая сложность существует, и полностью эта задачка никогда не решается. Либо надо айтишников настолько переориентировать, что они перестанут быть айтишниками, либо, наоборот, бизнес заставлять отвернуться от бизнеса и изучать ИТ. Смысла нет ни в том, ни в другом. Поэтому у нас есть специальная «прослойка» – люди, которые умеют говорить на обоих «языках». Это технологи и аналитики. У нас они объединены в проектный офис, цель которого – прийти к бизнесу, поговорить, послушать, предусмотреть весь процесс целиком, написать техническое задание и дальше передать его программистам. Кроме того, есть аналитики, которые продумывают, как любой процесс, любое решение будет выглядеть и работать с точки зрения банковских операционистов, менеджеров и с точки зрения клиентов.

- То есть они моделируют всякий раз какую-то конкретную ситуацию?

- Ну, по сути, да, моделируют и выстраивают логику. И эти люди – не часть ИТ-блока банка. Хотя они находятся в моем подчинении, тем не менее остаются в стороне от ИТ-блока, потому что я боюсь, что как только я их включу в ИТ, они тут же «испортятся» и станут айтишниками, что будет не слишком полезно для понимания потребностей наших внутренних клиентов (улыбается).

- Год назад одной из головных болей любого банка была пресловутая 9-я статья закона о национальной платежной системе – право клиентов опротестовывать транзакции по картам…

- Проблема оказалась не столь велика. То есть потенциально она возможна, но де-факто не стала форс-мажором. На текущий момент существенного потока опротестований платежей просто нет.

Хотя в любом случае одна из главных задач ИТ – обеспечение безопасности операций и информации клиентов. Конкретно в нашей группе основным решением для юрлиц стало применение токенов. Тем не менее токены не позволяют полностью решить проблему. Да, они гарантируют безопасность на стороне банка, но могут быть небезопасны в связи с поведением самого клиента: он может забыть токен в компьютере, потерять, отдать кому-нибудь…

Но в целом безопасность у нас сейчас – это стратегическое направление. Мы очень активно ищем системные решения в этой сфере. Сейчас реализуются два проекта по безопасности. Во-первых, серьезный проект по антифроду. Во-вторых, проект по защите информации.

- Скажите, выход Банка 24.ру из группы «Лайф» многое изменил в вашей работе?

- Банк 24.ру вышел из состава группы «Лайф» еще в конце прошлого года. А с точки зрения ИТ «Двадцать четверка» никогда в нее не входила, это всегда был отдельный проект. Если говорить об ИТ-системах, нас связывал только единый телефонный справочник. Поэтому на работе это никак не сказалось.

- Тем не менее Банк24.ру был очень симпатичным финансовым учреждением, и многие считали его в чем-то образцом для подражания именно в части виртуализации услуг, автоматизации, компьютеризации. Ваша оценка?

- Борис Дьяконов нашел в свое время с помощью Банка 24.ру ту нишу, тот сектор клиентов, которым нужна виртуализация, круглосуточность и другие преимущества дистанционного банка. Эти люди отличаются от большей части клиентов «классических» банков, они молодые, очень активные, им нужны быстрые платежи, котировки, они все хотят делать удаленно и с помощью телефона или планшета. При этом они готовы закрыть глаза на то, что они где-то что-то не подписывают, хотя должны подписывать, и так далее. Им необходима полная автоматизация всего, что только можно, за это они готовы заплатить повышенный тариф. Поэтому для них банк действительно был симпатичен. Тем не менее преимущества «Двадцать Четверки» существенны не для всех. Поэтому – да, Банк24.ру был симпатичным проектом для своего типа клиентов. Но, полагаю, вам бы, например, он не подошел.

- Если немного пофантазировать какие возможны векторы компьютерного развития в банкинге в ближайшие пять лет? Хотя бы теоретически.

- Я не думаю, что вектор серьезно поменяется. Да, будет развиваться дистанционное банковское обслуживание, но это направление очень зависит от решений и политики регулятора. Если, например, обязательными для банков будут точки физического присутствия, подпись при каких-то операциях, то вряд ли можно будет вести речь о чистом онлайн-банкинге.

Такая ситуация вполне возможна, учитывая, насколько сейчас во всем мире ужесточаются правила регулирования и осуществления денежных операций. Поэтому, на мой взгляд, новые возможности будут появляться, скорее, дополняющие, а не радикально меняющие банковскую жизнь. То есть развитие, полагаю, будет эволюционным, а не революционным.

Из серьезных изменений, технологичных, но не слишком заметных пользователям и клиентам, будет уход банков в «облака». Я сам довольно скептически относился к этому долгое время, но сейчас понимаю, что это правильный вектор развития. Главным препятствием для «облаков» в банковской сфере могут послужить соображения безопасности, но уже сегодня там используются вполне адекватные средства защиты. А если в дальнейшем облачные технологии будут модерироваться серьезными игроками, то в безопасность «облаков» будут инвестироваться значительные средства, и общий уровень их защищенности может стать значительно выше традиционных собственных серверов за железными дверьми.

- Кстати, целый ряд ИТ-компаний стараются убедить банкиров не бояться аутсорсинга в сфере ИТ. Ваше отношение к этому?

Фото: Альберт Тахавиев, Bankir.Ru

- Три года назад я был настолько убежденным сторонником аутсорсинга, что максимально все, что только мог, отдал на реализацию внешним компаниям. Но с середины прошлого года я постепенно забираю часть этих услуг обратно. Почему это произошло? Потому что наши ожидания во многом не оправдались. Мы предполагали получить от компаний комплексный аутсорсинг, то есть не обслуживание какой-то железки или процесса, а реализацию конечной цели – чтобы какая-то функция, ПО или сервис работали у конечных пользователей, у менеджеров и операционистов во всех регионах присутствия группы. А каким образом компания-аутсорсер добьется этого, нас, по идее, волновать не должно. На деле получилось иначе – мы не сумели договориться ни с одним аутсорсером о полноценной передаче какого-то сервиса на обслуживание, в каждом случае мы натыкались на границы их возможностей. Вероятно, российским ИТ-компаниям пока не интересно развивать полный аутсорсинг.

Еще одна глобальная проблема аутсорсинга – вопрос ответственности. Аутсорсер либо не хочет отвечать за весь комплекс вопросов, либо готов взять на себя ответственность только за очень большие деньги, которые уже делают аутсорсинг финансово невыгодным. Так что в этом направлении есть определенные проблемы и вопросы.

- Вы привели пример FidorBank. Лично я всегда был противником идеи того, что соцсети станут значимой для банков средой продаж и коммуникаций. А ваше отношение к этой теме?

- Безусловно, соцсети сейчас – место сосредоточения потенциальных клиентов и удобных коммуникаций с ними. Но эффективного способа монетизировать эти возможности соцсетей еще не нашли, и как только кто-то поймет, как именно это сделать, он станет очень богатым человеком. Конечно, есть экспериментальные проекты, и FidorBank – тоже такой эксперимент. Может быть, для прорыва в сфере соцсетей просто нужно время. Возможно, еще не выросло то поколение, которое будет свободно обращаться с деньгами в виртуальной среде. Подождем.

- Раз уж речь зашла о виртуализации денег – что думаете о таком скандальном и шумном явлении как биткойны?

- Я не играю в азартные игры принципиально. И для меня это явления примерно одного уровня. Как правило, такие вещи не слишком стабильны. То же самое с идеями банка без офисов. Я считаю, что виртуализация финансовых, банковских процессов, их перенос в Интернет – пока это очень интересный, но все же эксперимент. Может быть, потому, что я по жизни не очень рисковый человек, и это – не мое.

- В связи с этим личный вопрос. Чисто по-человечески вам интересно заниматься ИТ именно в банковской сфере? Или, если опять пофантазировать, было бы интересно нечто другое?

- Мне нравится моя профессия. И менять я ее точно не хочу. Хотя, с точки зрения навыков, управленец может управлять чем угодно.

- Я имею в виду, скажем так: не приходят мысли, что банковский ИТ – это, конечно, интересно, но вот есть ИТ в сфере освоения космоса…

- Пока не дорос. Хотя теоретически было бы интересно, например, поработать в госсекторе. Потому что я вижу, что там можно поменять, и вижу, что опыт банковского ИТ мог бы быть там применим и принести пользу людям. Многое в этой сфере уже меняется. Например, я горжусь нашими государственными айтишниками, которые сделали сайт госуслуги. Сначала я скептически к нему относился и думал, что это делается чисто для галочки, но после того, как сам стал пользоваться, понял, что проект серьезный, настоящий, действительно, очень полезный людям.

- А вы женаты?

- Да, а что?

- Просто многие еще по инерции для каких-то платежей, коммунально-бытовых вопросов не Интернет-сервисом, а женой пользуются… Но вы правы, это огромный прорыв, на самом деле.

- Да, хотя здесь еще – непочатый край возможностей. Но в целом развитие идет в правильном направлении. Вы пользуетесь приложением «Парковки»?

- Нет.

- Попробуйте. Для меня это стало откровением, настолько удобно сделано. В отличие от парковки через СМС-сообщения, вы не заморачиваетесь, что за номер у этой парковки, тарификация идет с точностью до минуты, только кнопочку нажал, и все. Я был удивлен, что начали создаваться такие сервисы. Это значит, что в сферу пришли настоящие профессионалы в своем деле.

- Традиционный вопрос рубрики как вы управляете собственными деньгами?

- У меня есть финансовая модель, которую я веду на протяжении, наверное, уже почти десяти лет. Основная идея – это контроль расходов и доходов и сведение их каким-то образом в профиците. Несколько раз я пытался перейти на какую-нибудь специальную программу, но в итоге все равно заканчивалось Excel-ем. Я пользуюсь практически всеми инструментами, которые есть у нас в группе, – кредитами, депозитами, платежными сервисами. Я абсолютно лоялен к своему банку, поэтому все счета, вообще все финансовые инструменты у меня только от своего банка.

- Это помогает в работе?

- Да, очень. Я думаю, что моих ребят, которые пишут мобильные приложения и Интернет-клиенты, я уже достал (смеется). Я обязательно звоню, если вдруг у меня что-то не работает: я, наверное, один из немногих клиентов, который точно знает, кому адресно позвонить и сообщить о проблеме. Поэтому «обратная связь» от меня поступает регулярно. И, конечно, такой клиентский взгляд очень полезен. 


Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
1996

Последние материалы раздела:

Алина Розенцвет: «Потенциал развития рейтинговой отрасли лежит в плоскости некредитных рейтингов» – Как вы оцениваете сегодня тенденцию использования кредитных рейтингов на финансовом рынке? Объем и варианты их применения растут или уменьшаются? Для чего, в первую очередь, сегодня используют Игорь Костиков: «Главная проблема на нашем финансовом рынке – население не доверяет финансовым институтам и государству» – Игорь Владимирович, что происходит сейчас с системой защиты прав потребителей финансовых услуг? На рынке есть два полярных мнения. Одни люди говорят – не мешайте нам работать, не нужно н Анатолий Аксаков: «Парламент в России становится все более влиятельной силой» – За последнюю сессию Государственная Дума приняла больше десятка инициированных вами федеральных законов. И просматриваются две отчетливые тенденции. Одна из них – защита права потребител
Finversia-TV