Самое интересное от Яна Арта

Михаил Шарапов: «Без региональных банков экономика не обойдется»

A A= A+ 10.02.2011

Генеральный директор Крайинвестбанка.

Михаил Шарапов, Генеральный директор КрайинвестбанкаДосье Bankir.ru. Михаил Шарапов. Родился 27 июня 1959 года в Славянск-на-Кубани. В 1981 году окончил Московскую сельскохозяйственную академию имени Тимирязева. В 1981–1987 годах – главный экономист на предприятиях агропромышленного сектора Кубани. В 1987–1988 годах – аспирант Московской сельскохозяйственной академии имени Тимирязева. В 1988–2001 годах курировал экономическое направление на руководящих должностях в коммерческих и государственных структурах

С 2001 года работает в Крайинвестбанке. С 2005 года – генеральный директор Крайинвестбанка.

Доктор экономических наук, Заслуженный экономист Кубани, член совета Ассоциации региональных банков России, член комиссии по банкам и банковской деятельности Российского союза промышленников и предпринимателей.

- В минувшем сентябре ваш коллега, председатель совета директоров Крайинвестбанка Александр Ремезков заявил на пресс-конференции в Краснодаре: «Для российских банков кризис закончился». Вообще-то это звучит очень хорошо…

- Оптимизм должен присутствовать всегда.

- …Но все же хочется расшифровки. Это скорее заявка на будущее, или вы действительно видите какие-то системные сдвиги для региональных банков? Можно ли сказать, что уже началась работа, а не выживание?

- Несомненно. Особенно в сравнении с концом 2008-го или 2009 годом, когда никто не знал, как далеко все зайдет, что делать, куда бежать. Конечно же, ситуация изменилась в лучшую сторону как в Москве, так и в регионах. Денег много. Ликвидность более чем достаточная. Более того, складывается интересная ситуация. Банки, особенно крупные, из первой сотни, имеющие доступ к более дешевым государственным средствам, пытаются их разместить. С другой стороны, российские заемщики еще не так активны, как до кризиса. Так что может наблюдаться даже демпинг на поприще некоторых банковских услуг.

- Демпинг в каком плане?

- Демпинг в сфере борьбы за хорошего клиента. Допустим, есть устойчивое предприятие, которое успешно прошло кризис и являющееся клиентом регионального банка. Многие федеральные системообразующие банки, имеющие ресурсную базу и уже готовые кредитовать, сегодня нацелены наращивать свои активы. Одним из наиболее действенных инструментов для них является привлечение новых клиентов через перекредитование или рефинансирование заемщиков своих конкурентов через привлекательные низкие процентные ставки.

Но у регионального банка ограниченны возможности маневрирования с процентными ставками по кредитам, так как они работают, прежде всего, с вкладами населения, у них цена кредитов жестко связана с ценой депозитов плюс маржа, которая и без того заметно сократилась. Как быть региональному банку в такой ситуации?

Причем я сейчас не о нашей конкретной ситуации говорю. Наоборот, нам повезло. Краснодарский край с минимальными потерями вышел из кризиса, у нас в крае экономика более диверсифицирована, малый и средний бизнес дает порядка трети от объема валового производства. Аграрная индустрия последние годы довольно успешно работала. Сегодня, если судить по данным статистики, Краснодарский край вышел на уровень докризисных показателей. Именно поэтому наш председатель совета директоров, собственно, и констатировал, что кризис закончился. Мы много кредитуем малый и средний бизнес, это один из основных векторов нашего кредитного портфеля. В целом наш кредитный портфель в 2010 году вырос на 3,7 млрд. рублей. Вся стратегия развития банка построена на постоянном движении навстречу клиентам. Чтобы всегда находиться рядом, банк открывает новые допофисы и операционные кассы, устанавливает новые банкоматы и платежные терминалы.

- Речь о совокупном кредитном портфеле?

- Да, и по физическим, и по юридическим лицам. Основной рост - по юридическим лицам. Объемы потребительских кредитов почти не растут, люди только «просыпаются»…

Как и до кризиса, мы предлагаем классические потребительские кредиты наличными, активно развиваем кредитование по зарплатным проектам в виде овердрафтов по пластиковым картам.

В принципе, в кризис взвешенная осторожная кредитная политика во многом защитила нас от убытков. Статистика по показателю просрочки такая: до кризиса размер просрочки был около двух процентов от общего объема кредитов. В пик кризиса он достиг 4,1%. Сейчас – 3,2%. Вполне здоровая ситуация, то есть просрочка у нас не зашкаливала. И я считаю – во многом именно за счет проведения консервативной, взвешенной с точки зрения рисков кредитной политики.

- А не означает ли все это, что региональные банки может ожидать теперь совсем иной кризис – клиентский? У вас, например, есть «ответ Чемберлену» демпингующим федеральным банкам?

- Малые и средние предприятия – сегодня едва ли не самые выгодные клиенты для банков. Если финансовая помощь крупным предприятиям закончилась вместе с кризисом, то государственная поддержка малого и среднего бизнеса, наоборот, стала сегодня главным направлением экономической политики. Так что риски банков в работе с малыми предприятиями можно свести к минимуму, а необходимые им объемы кредитования по силам даже небольшим региональным банкам. У банков сегодня есть возможность снижать ставки и создавать более лояльные условия кредитования для малых предприятий – достаточно лишь грамотно рассчитать свои силы и правильно использовать механизмы государственной поддержки.

На выполнение этой задачи направлено сразу несколько программ. Участвуя в федеральной программе поддержки малого и среднего предпринимательства, реализуемой в регионах банком Российский банк развития, Крайинвестбанк предоставляет бизнесменам возможность взять кредит на технологическое обновление производства, на внедрение научных разработок, расширение производства, а также для участия в выполнении государственного заказа. Только по этой программе в Крайинвестбанке кубанские предприниматели получили свыше 850 млн. рублей кредитов.

В партнерстве с некоммерческой организацией «Гарантийный фонд поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства Краснодарского края» в рамках краевой программы Крайинвестбанк предоставляет малым предприятиям кредиты на 1–3 года объемом не менее одного млн. рублей под 12 процентов годовых. По данной программе клиенты Крайинвестбанка получили более 36 млн. рублей кредитов.

И результат не заставил себя ждать. В 2010 году Крайинвестбанк вошел в первую двадцатку крупнейших банков России по количеству кредитов, выданных малому и среднему бизнесу.

В рамках 10-летия Крайинвестбанка с 15 октября 2010 по 15 февраля 2011 года мы внедрили программу кредитования сроком до одного года на развитие малого бизнеса по минимальной цене – процентные ставки начинаются от 8 процентов годовых.

Если же говорить про объемы кредитования, то не думайте, что у федеральных банков они как-то особенно растут. Ведь когда называются какие-то цифры в целом по стране (например, рост кредитного портфеля составил столько-то), надо принимать эту статистику с одной маленькой оговоркой. Никто не детализирует этот самый «рост кредитного портфеля в целом там по стране». Если, допустим, «Газпром», «ЛУКойл» или иной гигант приобрел какие-то предприятия, то статистика сразу растет. Подобные сделки оформляются на базе кредитов. Естественно, сразу и объемы кредитования в целом по стране заметно подрастают…

- То есть буквально одна-две-три крупные сделки могут повлиять на кредитную статистику?

Михаил Шарапов, Генеральный директор Крайинвестбанка-2- Конечно. И это не кредитование экономики. Кредитование экономики, это предоставление кредитов предприятию, которое на эти средства модернизировало производство, нарастило мощности, привлекло новые рабочие места. Вот кредитование экономики! А когда идет кредитование покупки того или иного бизнеса, от этого экономике ни жарко, ни холодно.

Но это все показывается в одном тренде. Поэтому говорить о росте кредитного портфеля в стране можно лишь с поправкой на такие сделки. И когда крупным банкам уже некуда девать деньги, они начинают перекупать кредитные портфели более мелких банков. Клиентский кризис для всех един. Региональные банки, наиболее приближенные к реальному сектору экономик своих территорий, выступают инструментами, обеспечивающими доступными кредитными ресурсами предприятия различных форм собственности и направлений деятельности, в том числе предприятия малого и среднего бизнеса. А как показал все тот же кризис, именно эти клиентские категории являются достаточно аккуратными заемщиками, для которых хорошая кредитная история – существенный фактор, позволяющий им в дальнейшем рассчитывать на получение займов, а значит и развиваться.

Возьмем, допустим, тот же Сбербанк, традиционно народный банк. В каждом населенном пункте в советские времена были его отделения. А сегодня Сбербанк идет по пути современного коммерческого банка, оптимизируя свои расходы и сокращая сеть. Это нормально, это бизнес. Если в населенном пункте в две-три тысячи населения невыгодно держать сберкассу – не будут. Но у региональных банков – обратный вектор. Работая на «своей» территории, они будут доходить до каждого человека, потому что им необходима клиентская база. Региональные банки займут эти ниши.

Мы убедились в том, что в современных условиях стабильность регионального банка и динамику его развития определяет уровень доверия клиентов. Именно поэтому усилия всех сотрудников «Крайинвестбанка» полностью направлены на повышение качества работы с клиентами. Наш банк постоянно расширяет свою продуктовую линейку, увеличивает объемы кредитования реального сектора экономики и выращивает своих крупных клиентов из малых предприятий.

- А крупные московские банки никогда не будут доходить до каждого человека. Это реально? Много говорили о том, что после кризиса банки откажутся от классических сетей, пойдут по принципу развития легких сетей.

- Неоднократно на банковских форумах, конференциях и совещаниях высказывается актуальность внесения поправок и изменений в федеральный закон «О банках и банковской деятельности». В том числе – в правах, которые делегируются офисам продаж банковских услуг.

Впрочем, естественно, не только в плане форматов банковской работы. Ну не правильно это, когда говорят, что к 1 января 2012 года капитал банка должен быть не менее 180 млн. Я сейчас не о Крайинвестбанке говорю – у нас собственный капитал под три млрд. Но я ведь понимаю, что те банки, которые сегодня работают в регионах, могут пострадать. Очередное повышение капитала некоторые из них просто не выдержат. А природа не терпит пустоты. На их место придет кто-то другой, скорее всего, иностранный какой-то банк придет...

- Многие полагают, что повышение минимальной планки банковского капитала вызовет волну слияний и поглощений, сокращение банковской системы до семисотвосьмисот участников. Казалось бы, в этих условиях банк вроде вашего, то есть лидер в своем регионе, может быть банком-интегратором, поглощать эти малые банки. Или вам это не интересно?

- Не могу сказать, что это интересно. Мы прошли за десять лет своего существования свой путь развития, присутствуем сегодня во всех районах и городах Краснодарского края. У нас нет потребности кого-то «проглотить». Мы идем своим путем. Хотя, кстати, иногда и не самым популярным.

- Почему?

- Создать такую сеть было достаточно тяжело. Нас постоянно критиковали за низкую рентабельность капитала, за низкие дивиденды. Но мы на 97% являемся банком краевой администрации и выполняем порой непопулярные какие-то работы. Непопулярные, но необходимые экономике края или носящие социальный характер.

Например, в Краснодарском крае в каждом районе был расчетно-кассовый центр. Потом стали создавать районные казначейства. Сегодня часть РКЦ закрыли, казначейства существуют во всех районах. Когда закрывали РКЦ, встал вопрос, а где же будут казначейства открывать свои счета, где они будут обслуживаться? Получается, что в коммерческих банках надо обслуживаться. Смотрим на закон. А закон говорит: все платежи, связанные с бюджетом, проводятся бесплатно. Расходы на обслуживание клиента мы несем. Но с клиента, который является бюджетной единицей, не имеем права взять. РКО для них выстраиваем себе в убыток. Пришел получить зарплату бюджетник, мы должны для него получить деньги, организовать инкассацию, обслужить в кассе – все бесплатно.

Конечно, есть же в народе известный миф про банки, которые, мол, «прокручивают бюджетные деньги». Раньше, когда зарплаты по 2–3 месяца в России задерживались, понятно. А теперь – как, интересно, «прокрутить бюджетные деньги»? Они утром пришли, в обед – уже ушли, невозможно попользоваться никак…

Кстати. В итоге нам пришлось выйти из этого проекта по обслуживанию районных казначейств.

Вот таких проблем множество, и никто не хочет их решать. Никто не хочет вдумываться…

- Почти все регионы России, ну, во всяком случае, сильные регионы пришли к такому, как теперь говорят, тренду как создание банка власти, банка, аффилированного с властью. Причины понятны, в их числе определенное недоверие российских чиновников к частнику, желание удержать руку на пульсе, какие-то фискальные интересы власти. Два региона родили таким образом суперсильные банки – это Татарстан с Ак Барс Банком и Югория с Ханты-Мансийским банком. Есть крепкие, как в вашем случае. Сейчас, по прошествии десятилетия такого тренда, можно сказать, что стало минусом, а что плюсом в таком подходе?

- Для нас основной задачей было формирование региональной сети, чтобы банк присутствовал во всех районах Краснодарского края. Эта задача выполнена. В чем плюсы? Плюсы, конечно, в том, что мы работаем с нашим населением, обеспечиваем его современными банковскими услугами. Более 250 тыс. жителей края пользуются нашими пластиковыми картами, функционирует сеть из более чем 330 банкоматов и 80 платежных терминалов. Никогда раньше в деревнях и станицах не было этих карт. Мы поставили банкоматы, научили пользоваться. Используем одну из самых защищенных и безопасных для клиентов российскую платежную систему «Золотая Корона». У нее много удобных приложений – это и мобильный банк, и система «Город». Так что в определенной степени сверхзадачей банка в крае стало и повышение финансовой грамотности, и создание современной системы платежей. Нашим клиентам доступны также карты международных платежных систем Visa и MasterCard.

С одной стороны, в условиях глобального финансового кризиса самое большое доверие оказывается банкам с государственной собственностью как в России, так и за рубежом, к числу которых принадлежит и Крайинвестбанк. Поскольку банк почти на 100% принадлежит администрации Краснодарского края, он может рассчитывать на государственную поддержку, что в настоящий момент имеет колоссальное значение.

С другой стороны, для многих иностранных инвесторов присутствие государства как собственника в банке менее эффективно. Кстати, об этом же нам сказали на переговорах с Европейским банком реконструкции и развития. По их критериям государство – неэффективный собственник, поэтому банк, имеющий более 50% акций у государства, не подпадает под программы льготного кредитования. Вот это минус.

Крайинвестбанк за 10 лет своего развития достиг рубежа, позволяющего привлекать иностранный капитал для дальнейшего развития. Привлеченный капитал будет использоваться для создания новых мощностей, увеличения объема выдаваемых кредитов малому и среднему бизнесу. В 2010 году наш банк и Райффайзенландесбанк Оберостеррайх АГ (Австрия) согласовали заключительные этапы сделки по приобретению 2,95% акций Крайинвестбанка.

Важно отметить, что и акционеры банка продекларировали планы по увеличению капитализации в 2011 году. Это необходимо для дальнейшего развития бизнеса, увеличения той отдачи, которую Крайинвестбанк способен приносить региону, экономике, бюджету и жителям края.

- Последнее время констатируют, что как-то тихо и достаточно быстро ожил межбанк, который в кризис вообще отсутствовал. Он действительно ожил и для регионального банка сегодня доступен и реален?

Михаил Шарапов, Генеральный директор Крайинвестбанка-1- Да. Мы уже семь-восемь лет осуществляем международный аудит, работаем по международным стандартам отчетности, получаем международные рейтинги. Как следствие – мы имеем доступ к межбанковскому кредитованию. Когда начался кризис и ситуация была неоднозначная, мы продолжали работать на межбанке. Кроме того, Крайинвестбанк – один из немногих банков России, кто получил доступ к беззалоговым кредитам Центробанка. И как показала практика, это очень действенный механизм привлечения средств на поддержку региональной экономики и финансовых кредитных учреждений края, которые не подпадали под критерии ЦБ. Сейчас у нас порядка 140–150 банков-контрагентов, открыты лимиты на сумму около 20 млрд. И действительно, межбанк сегодня работает нормально.

- У Крайинвестбанка есть два зарубежных представительства. Их функция?

- Да, во Франкфурте и в Вене. В принципе, их задача – подбор партнеров и поддержка наших клиентов, которые работают в Европе. Мы аккредитованы в Германии страховым обществом «Гермес». Работаем также в Австрии, Италии, Болгарии, Турции. Для нас работа на международных рынках – это такой долгоиграющий проект. Мы не ждем мгновенной отдачи. С европейцами ведь надо долго «чай пить», прежде чем они скажут: «Да, с вами можно поработать».

К тому же мы пригласили для участия в деятельности и контроля банка независимых европейских экспертов. Так, в совет директоров Крайинвестбанка входит господин Ф. Херманн, глава представительства немецкого банка Ландесбанк Берлин АГ в России.

- Вы упомянули системы «Золотая корона» и «Город». Расскажите об ощущениях пользователя…

- Если бы было принято решение о том, что национальная платежная система делается на базе «Золотой короны», мы бы давно уже шагнули вперед и почувствовали бы надежную, хорошую российскую платежную систему. У ЦФТ реально работающая и хорошо налаженная система. А система «Город» работает сегодня идеально. Сейчас к этой системе подключено несколько тысяч поставщиков услуг, и этот список постоянно расширяется. Для пользователя это удобно, когда ты или с мобильного телефона, или с банкомата, или со своего компьютера можешь провести любой платеж в режиме 24*7 из любой точки мира.

- Какой процент краснодарцев, по вашим ощущениям, пользуются дистанционным банкингом.

- Не берусь точно оценить. Конечно, мы еще в начале освоения дистанционного банкинга.

- А вы сами?

- Да, конечно, пользуюсь. Как и любой человек, которому хронически не хватает времени (смеется). Оплачиваю телефонные и коммунальные счета, распоряжаюсь зарплатой, могу с «Золотой короны» пополнить свою карту VISA, и т.п.

- Кстати, традиционный вопрос рубрики «Разговор с Bankirom»: где ваши собственные деньги, и как вы ими управляете?

- Я, наверное, отношусь к большинству банкиров – я консерватор. Не играю на бирже, свои средства инвестирую в недвижимость и депозиты.

- В конце ноября я участвовал в краснодарской региональной конференции «бизнес-план-2011», которая проходила в залах вашего банка. Любопытно, что краснодарская экономика очень здоровая по своей сути. И за счет довольно высокой доли аграрного бизнеса, и за счет малого бизнеса. Как это сказывается на местном банкинге? Ваша диверсифицированность экономики дает преимущество на банковском рынке?

- Самое главное – у краснодарских банков нет зависимости от какой-то моноотрасли, от нескольких предприятий. Как следствие, у нас не было явных финансовых провалов в кризис.

- А зависимости от сельского хозяйства тоже нет? Насколько я понимаю, в преддверии весны у аграрных регионов есть огромная потребность в кредитах на удобрения, на ГСМ. И, соответственно, осенью возникает, наоборот, избыточность денег.

- Дело в том, что львиную долю аграрного кредитования осуществляет Россельхозбанк. Он – один из крупнейших кредиторов сельского хозяйства в Краснодарском крае, и основные сельхозпроизводители там кредитуются. Поэтому эта сезонность на местных банках отражается не радикально. Хотя, конечно, и другие участники банковского рынка, включая и наш банк, кредитуют аграриев.

Однако четкой сезонности нет. Ячмень, например, начинают убирать где-то в конце июня, это уже пошло первое зерно. И здесь год на год не приходится. Кто-то продает первый и выигрывает на этом. Кто-то, наоборот, ждет, пока цена подрастет, ловит момент в июле, в августе или даже в ноябре. Каждый год по-разному.

- Хочу задать «больной вопрос» для Краснодарского края. Речь о том, что я бы назвал «сочинский угар». Вот есть здоровый край, не самый богатый, может быть, но именно здоровый, растущий не на нефти, не на золоте, а на реальном деле. И вот возникает тема Сочи-2014. Это та же нефть, по сути. Слишком много надежд сорвать куш. Причем поражает размах тех планов, которые возлагают на сочинский проект. Мы же понимаем, что где-нибудь 15 марта 2014 года олимпиада закончится, гости скажут «Гудбай, Сочи», сядут на самолеты, корабли и поезда, разъедутся. Что дальше? Ощущение, что те планы и ставки, которые делаются на Сочи, не слишком рациональны…

- Я сразу маленькую ремарку добавлю по поводу нефти и Краснодарского края. Нефть и газ на территории края есть. Еще Менделеев в свое время, делая анализ местной нефти, называл ее одной из лучших по химическому составу. Так что нефть осталась, просто ее, конечно, не столько, сколько раньше было. Может и хорошо, что ее мало сейчас. Растем трудом, а не сырьем…

Что же касается Сочи, то, конечно, государством поставлены амбициозные задачи. Благодаря вниманию к Сочи со стороны краевых властей, развитию внешнеэкономического потенциала курорта удалось придать городу новый толчок к развитию, который был поддержан на федеральном уровне Президентом и правительством. Нужно понимать, что статус Сочи как всесоюзной здравницы давно устарел вместе с доставшейся с советских времен инфраструктурой. И это при том, что Сочи действительно уникальный курорт Черноморского побережья. Город необходимо развивать в новых экономических условиях, придавать курорту европейский уровень, привлекая на отдых гостей не только со всей России, но и со всего мира.

В чем плюс? В том, что там будет построена и создана современная инфраструктура, дороги, спортивные сооружения, больницы, новые отели. В отдаленные районы проведут газ, решаются вопросы бесперебойного электроснабжения. Все это даст хороший толчок развитию этого региона, причем развитию на современном международном уровне. Что будет после Олимпиады? Ну, как мы уже знаем, Формула 1 и Чемпионат мира по футболу.

Если говорить о нездоровом ажиотаже, росте цен на землю и недвижимость, это, конечно, неприятно, но неизбежно, только ленивый, наверное, еще не попробовал так или иначе заработать на Олимпиаде – в разных объемах и с разным успехом.

- Я с удивлением услышал какие-то разговоры о том, что, мол, делаем из Сочи некий универсальный центр. Это как? Сборочное производство там организовать? Сталь лить? Зачем?

Вопрос для нас, жителей Кубани, в том, чтобы весь этот ажиотаж, внимание к городу и Олимпиада действительно стали основой экономического подъема, модернизации города, роста благополучия горожан, его доступности жителям края, а не превращение Сочи в «курорт для богатых». В целом же Сочи всегда был курортом, он должен оставаться таким.

- А есть планы присутствия вашего банка в Сочи? Например, вы не собираетесь там поставить три тысячи банкоматов, открыть три сотни офисов и тому подобное?

- Мы присутствуем в Сочи. У нас действующий дополнительных офис, сеть банкоматов. Хотя перспективы у региона есть. Особенно, если говорить о Большом Сочи – от Лазаревского до границы с Абхазией. В сезон там более миллиона человек.

- В связи с этим нельзя ли предположить развитие такого направления как, например, курортный банкинг? Ведь это, действительно, четкие потребности. Воспользоваться банкоматом, осуществить дистанционные платежи, послать или получить перевод. Или даже если пойти дальше: мой банк берет мне билет, мой банк бронирует мне отель, заказывает яхту или катер. Прямой выход на консьерж-сервис…

- Вполне возможно, почему бы и нет. Идея развития курортной консьерж-службы при наличии определенной группы VIP-клиентов может оказаться вполне продуктивной. Но это, вероятно, может быть как дополнительной стимулирующей услугой банка для категории VIP-клиентов. То есть некий эксклюзивный пакет услуг для постоянного клиента.

- А как вы обычно отдыхаете, кстати?

- У меня нет каких-то особых увлечений. Люблю путешествовать, поэтому стараюсь, когда появляется более-менее свободное время, отпуск, с семьей поехать куда-нибудь – или по старым местам или туда, где еще не были. А если речь не об отпуске, то я люблю быть дома. Я человек домашний…


Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
1580
Finversia-TV