Самое интересное от Яна Арта

Роман Дусенко: «Слияния становятся единственным вариантом решения проблемы капитализации малых банков»

A A= A+ 25.06.2010
Шагреневая кожа малых банков России уменьшается с каждым дне. Найдут ли они ответ на требование повысить капиталы до 180 миллионов рублей? Об этом в интервью Bankir.Ru говорит президент-председатель правления Кубаньбанка Роман Дусенко.

- В прошлом ноябре история с кражей миллиардов Пенсионного фонда через банк «Кубань» неожиданным образом отразилась на Кубаньбанке – из-за сходства названий. И как все закончилось для вас? Благополучно?

- В «истории об украденных миллиардах» все закончилось спокойно. На следующий день после того, как в некоторых масс-медиа вместо банка «Кубань» говорили о нашем банке, Центробанк России выпустил пресс-релиз, разъясняющий, что к чему. Повезло, что в это время руководители ЦБ отдыхали в Анапе. Руководители Краснодарского края связались с Игнатьевым, он дал распоряжение выпустить этот релиз. Потому что мы были под угрозой банкрана, народ ломанулся снимать деньги, но удалось всех успокоить. Правда, история аукается нам до сих пор: вот буквально месяц назад нам опять звонили по этому поводу. Так что тот релиз ЦБ мы до сих пор держим наготове (смеется).

- А незадолго до этой истории мы с вами беседовали о проблеме выживаемости малого банковского бизнеса. Как с этим обстоят дела?

- Вот с этим – менее оптимистично. Сегодня у малых банков нет никакого иного способа выживания кроме как объединяться с другими.

- То есть продаваться более крупным?

- Нет, не обязательно. Можно еще и объединяться друг с другом.

- Подобные варианты есть?

- Варианты есть, просто не понимают пока наши банкиры, что рано или поздно период «надувных капиталов» закончится. Ну сколько можно переоценивать одно и то же здание или засчитывать взаимные суборды. Это можно было делать, когда у тебя было 70 млн. рублей капитала и надо было до 90 миллионов «дорисовать». Но вот будет планка в 180 млн. и что? «Дорисовать» 90 млн. – это уже нереально. Только объединяться. Причем не обязательно объединяться только маленьким банкам с такими же маленькими. Можно объединяться маленьким и средним, можно, сохраняя банк, входить в финансовые группы. На мой взгляд, у слияний на российском рынке не меньше перспективы, чем у поглощений.

- А как вам тот вариант, который обсуждался на рынке в связи с тенденцией повышения минимальной планки капитала? Я имею в виду, что банкам, не дотягивающим до требуемого уровня, можно было бы позволить перейти на некую региональную лицензию, дающую право работать в рамках одного региона.

- Это нормальный вариант. Нас, например, это бы устроило. Но, думаю, этого не будет. Потому что позиция ЦБ явная - капитализация. Причем, ведь давным-давно говорится о том, что в России должно быть 200-300 банков. Давайте признаем. Что это устойчивое мнение, которое вольно или невольно «программирует» всю банковскую политику в стране.

- ОК, допустим слияния – это выход. Но на какой основе? Ведь на практике за исключением Игоря Кима мало кто демонстрировал примеры успешных слияний.

- Нет, ну почему же? Я лично был участником успешного слияния Росбанка и ОВК… На самом деле, технология слияния очень простая, главное, чтобы была воля акционеров договориться между собой о долях и о том, куда они идут дальше. Мешает же всегда лишь страх потерять контроль. Странная штука выходит.

Мы все считаем, что Стив Джобс - владелец Apple. У него может быть всего 2% акций Apple, но все знают, что он - это Apple. А у нас только одно устраивает владельцев бизнеса – 50% акций плюс одна. И не менее.

- Может быть, это логично, и никакие слияния не пойдут толком, пока в России не будут надежно защищены права миноритария?

- С одной стороны – да. А с другой, мне все-таки кажется главенствующим фактором страх потери контроля. В России существует твердое убеждение: если ты потерял контроль – значит, ты потерял бизнес. Переломить это очень тяжело. Наверное, потому что у нас слишком много и часто обманывали. Вот это самая большая проблема на пути слияний, а все остальные – технические, кадровые - это все решаемо.

- Технические - это какие?

- Технические - это объединение IT-платформ, создание совместных резервов, создание единого управления.

У первой проблемы несколько путей. Можно либо делать миграцию с одной платформы на другую, либо на время оставить обе платформы, посмотреть, какая лучше, и выбрать потом лучшую. Или же вообще отказаться от этих двух платформ и купить что-то более современное. Что касается времени, то IT-интеграция в этом плане не проблема. Есть шлюзы, платформы шлюзуются и практически мгновенно начинают работать вместе.

- Если выделять, какая из этих проблем все же наиболее серьезна, на ваш взгляд?

            - Все они решаемы… Есть еще проблема цифири. Как объединяются компании? Вычисляется чистое значение собственного капитала, отбрасываются суборды, переоценки и все остальное. Так вот проблема в том, что, когда ты начинаешь считать, то иногда выясняется, что и объединять-то нечего.

Мы встречались со многими коллегами – из таких же как наш малых банков. И часто бывает так: предправ смотрит на нас грустными глазами и искренне объясняет, что 70% кредитов было выдано бизнесам владельца банка и банк зависит от того, что и как там будет. Так что во многом я согласен с мнением, что маленькие банки часто - это скрытые проблемы. Но не все такие.

Так что я бы выделил две главные темы - это тема боязни потери контроля и тема реальности капитала. Все остальное, повторю, легко решаемо.

Вообще тема слияний малых банков должна решать быстро. Нормальная процедура слияния займет где-то 6-8 месяцев. Если к январю 2011 года в банках с капиталом до 180 млн. рублей не будут проведены общие собрания акционеров, не будут приняты определенные решения, то чисто по календарным причинам все это невозможно будет осуществить. Времени очень мало остается.

Вот на последнем собрании Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков выступал с докладом о доходности банковской системы. Доходность банковской системы в России сегодня составляет 6-7% на капитал. В Белоруссии - 15%, в странах БРИК без учета России - 19-20%. То есть сегодня люди, желающие вложить деньги в банковский бизнес, не получат реальной отдачи. Проще на депозит положить - никаких рисков. Я это говорю к тому, что найти живые деньги просто для капитализации банков будет достаточно трудно, поэтому тема слияний становится единственным вариантом решения проблемы докапитализации.

- В Германии существуют даже крошечные банки, объединенные в земельные союзы. Почему у нас это невозможно?

- Не знаю. Есть курс на укрупнение банковской системы. Малым банкам - не быть. Может быть, и был изучен какой-то опыт, но есть конкретное волевое решение… А вообще основа малого банковского бизнеса - это четкая система межбанковского кредитования. В Америке маленький возьмет средства у среднего, а средний их спокойно даст маленькому…

Когда наступил кризис, и Сбербанку и всем остальным крупным «залили» миллиарды рублей, мы написали письма всем этим банкам. Мол, вам дали на поддержание ликвидности банковской системы в целом? Ну, вот и дайте нам. Никто не дал…

- На ваш взгляд, возможно слияние малых банков не только в одном регионе, но и между отдельными регионами?

- Конечно, какие проблемы? Можно взять пять малых банков из разных регионов и получится средний федеральный банк. Если, оговорюсь, капиталы чистые, а банки не кэптивные. Маленький банк – это «бэк» плюс два, три, десять офисов или «точек». Объединяем – получаем крепкую сеть.

- Недавно председатель правления Совкомбанка Николай Журавлев заметил в интервью Bankir.Ru, что ограничение прав принимать депозиты через ККО сильно бьет по развитиям банковских сетей. Это не станет проблемой для малых банков? Ведь на создание полноценных филиалов нужны солидные средства…

- Ну, во-первых, такое существует давно, ЦБ ничего нового не ввел. ККО не имеет право открывать счета. Соответственно, для того, чтобы принять новый депозит, счет должен быть открыт в головном офисе, то есть. Или… к приходу клиента в ККО из головного должен приехать договор на открытие счета. То ест де-факто лазейки есть.

- Еще одна альтернатива для малых банков – реформирование в небанковскую кредитную организацию (ККО). Ваш комментарий? Вероятен уход малышей в НКО?

- Абсолютно вероятен. Например, маленький банк, у которого нет доступа к фондированию, но при этом у него хорошие отношения с клиентами, он является расчетным банком. Ну, какой ему смысл, если он все же не докапитализируется, биться головой о стену? Он спокойно реформируется в расчетное НКО и будет так же продолжать заниматься своим делом. Да у кредитных НКО есть перспектива. Более того, иностранные инвесторы проявляют к ним – пока теоретический – интерес.

- Переведем разговор в практическую плоскость. Например, у вашего банка есть потенциал слияния?

- В Краснодаре мы видим, что возможны два типа объединения - объединение с себе подобным и объединение с более крупным. Причем крупному мы можем быть интересны. Почему? Очень просто: у нас уникальная вещь есть - генеральная лицензия ЦБ. Сегодня в России получить генеральную лицензию практически невозможно. И, возможно, кому-то из больших банков, у которых есть «просто лицензия», было бы интересно с нами объединиться и получить те возможности, которые дает наша генеральная лицензия. Это тоже вполне возможный вариант.

- Как-то одна дама мне сказала одну забавную, но интересную вещь. Что поглощения в России активны, а слияний почти нет, потому что во главе банковского бизнеса стоят в основном мужчины. А русские мужчины привыкли размерами меряться и к объединению на равных априори плохо приспособлены. Шутка, конечно, но в каждой шутке есть доля…

- Иногда да (смеется). Это как в анекдоте про Красную шапочку, которую встретил Волк: «Красная шапочка, у тебя есть два вариант - либо дружественное слияние, либо враждебное поглощение». Враждебное поглощение, увы, на российском рынке, как-то чаще встречается, это так. Но нравы смягчаются, а времена меняются…

Если же говорить об эмоционально-психологической составляющей банковского бизнеса, то меня больше другое беспокоит. Сегодня иностранные инвесторы все чаще говорят, что их главная проблема теперь – не как войти на российский рынок, а как из него выйти.

Проблема в том, говорят они, что когда мы входили три-пять лет назад, у владельцев российских банков еще горели  глаза, они еще хотели что-то делать. А сегодня идей в банковском рынке нет вообще, в банковском мире стагнация, никто не знает, куда идти, никто ничего делать не хочет, глаза потухшие. Что тут сказать? Я в такой ситуации только одно отвечаю: «Приходите к нам, мы еще хотим что-то делать!»

Портал Bankir.Ru, портал Finarty.ru, 24 июня 2010 года


Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
1261

Последние материалы раздела:

Игорь Диденко: «Мы будем жить беднее, «правильнее» и прозрачнее» – Вы предполагаете, что цифровое рабство – это реальность? – Я бы не стал употреблять именно это словосочетание: в своей книге я рассказываю о том, как цифровизация меняет все сфе Анатолий Аксаков: «Рубль пока не избавился от сырьевой зависимости – он приспособился к «сырьевым» шокам и рынку» – На ваш взгляд, от каких факторов сегодня зависит и будет зависеть курс рубля? – Прежде всего, от состояния экономики, динамики её развития, а также от предсказуемости действий финансо Анатолий Аксаков: «Эксперимент с цифровым рублем может начаться уже в будущем году» – Как сегодня развивается ситуация с цифровым рублем? Может ли он стать технологически равен криптовалютам, но – легитимным и без минусов криптовалют? Зачем он вообще нужен с точки зрения
Finversia-TV