Самое интересное от Яна Арта

Николай Корчагин: «Затишье ипотечного рынка обманчиво»

A A= A+ 15.12.2008

Вице-президент Ассоциации кредитных брокеров России.

_DSC2103.JPGДосье Bankir.ru:

Николай Корчагин. Родился 21 ноября 1972 года в Подольске. В 1995 году окончил Московский государственный технический университет имени Баумана, в 1999 году - Финансовую Академию при Правительстве России.

В 2001-2003 годах - начальник отдела заключения сделок банка «ДельтаКредит». В 2003 году - директор Центра ипотечного и потребительского кредитования ВТБ. В 2003-2004 годах - начальник кредитного управления «ДельтаКредита». В 2004-2006 годах - руководитель направления ипотечного кредитования ООО «Джи И Рус» (GE Consumer Finance). В 2006-2008 годах - генеральный директор компании «Кредитмарт». С октября 2008 года - вице-президент Ассоциации кредитных брокеров.

- Конец года близится. Неделя-другая и финансовый мир отправится на рождественские каникулы. Какое послевкусие остается от завершающегося високосного года?

- Послевкусие одно - чувство близящихся перемен. Кто-то из великих сказал, что «не дай вам бог жить в эпоху перемен». Однако, я все же воспринимаю эту приближающуюся эпоху по-другому. Это времена новых свежих идей, времена новых проектов и времена активной работы мозга, чтобы преодолеть те сложности, которые всегда сопутствуют переменам.

Конечно, нельзя сказать, что послевкусие как от сладкого вина, скорее - от терпкого, но эта резкость вкуса бодрит.

- Довольно неожиданно слышать столь оптимистическую оценку от человека, считающегося одним из авторитетных специалистов по ипотеке. Что, на ваш взгляд, произошло с российской ипотекой в ходе кризиса? Это нокдаун, нокаут или вообще прощание с телом покойной?

- Я бы сегодняшнее состояние российского ипотечного рынка сравнил с состоянием «куколки», в которое впадает гусеница на определенный интервал времени, чтобы затем превратиться в существо нового порядка - бабочку. Так же и наш ипотечный сектор в какой-то степени был похож на «гусеницу», которая быстро росла, ела и пробовала на вкус все, что попадалось под руку. Но вдруг осознала, что есть и расти до бесконечности в таком формате она не сможет. Ей нужен переходный процесс к новому состоянию. Кризис стал скорее не причиной, а катализатором осознания этого факта: ну не может первичный ипотечный рынок нормально функционировать и развиваться без развитого высоколиквидного рынка рефинансирующих инструментов. У нас же получалось так, что первичный ипотечный рынок уже есть, а рынка рефинансирования нет вовсе, он весь исключительно заморский.

Я думаю, что хоть и ипотечный рынок и производит сейчас вид еле дышащего существа, но это обманчивое затишье. Уверен, что многими участниками рынка ведется, хоть и невидимая, но активная работа по подготовке нового этапа его развития. Да, это может занять год-два и даже три, но затем мы увидим его новое перерождение. 

- Все говорят о финансовых последствиях кризиса. Прогнозируя подъем, оптимисты говорят о марте-апреле, пессимисты - о том, что, мол, не ранее 2010 года... А как быть с последствиями психологическими? Не окажутся ли они куда более глубокими и не потребуют ли куда больше времени для реанимации финансового ритейла?

- Ну, если говорить о психологии в части реанимации финансового ритейла, то здесь это практически не работает, на мой взгляд. Здесь работает холодный и расчетливый закон баланса спроса и предложения. Если появится спрос, то вскоре обязательно появится и предложение. Это закон.

Меня больше настораживают другие психологические последствия нынешнего кризиса - его воздействие на состояние «среднего класса». Не секрет, что значительную часть этого самого «Среднего класса» составляют представители банковско-финансовой индустрии, которым очень тяжело будет адаптироваться к новым условиям , в частности, к временной безработице. Многие из них не помнят или не испытали на себе последствия кризиса 98-го года, а рафинадные условия колоссального роста финансового сектора последних лет атрофировали способность этих людей творчески и нестереотипно подходить к своей собственной профессиональной судьбе. И это может вызвать целый эффект потерянного «поколения» со всеми вытекающими отсюда последствиями: деградацией, ростом психических расстройств и самоубийств. И это, разумеется, относится не только к среде финансистов... Хотя, надеюсь, что глубоких последствий такого рода наша страна все же сумеет избежать.

- Действительно, жители России испытали подряд целую серию финансовых шоков. Сначала гайдаровская гиперинфляции, смерть вкладов в сберкассах, потом финансовые пирамиды, потом дефолт 98-го, потом кризис 2004-го, теперь - коллапс кредитного рынка и смерть инвестиций в ПИФы и инвесткомпании. Как на ваш взгляд, нет риска «последней капли», которая переполнит чашу терпения? Или наш народ финансово непобедим?

- Я думаю, что риска «последней капли» нет. Россияне исторически очень толерантная и устойчивая нация ко всякого рода потрясениям. Будет трудно, порой очень, но нас это только стимулирует для новых открытий и свершений.

- А вообще, нет ощущения, что кончилась некая пусть маленькая, но эпоха? С 2000 по 2008 сформировалась банковская система, биржевой рынок, выросло целое поколение менеджеров, устаканился ландшафт рынка, какие-то традиции сложились и правила игры. Теперь - все сначала? Что останется? И насколько опасна тенденция, что либерального банкинга в России больше не будет, а будет доминировать государство?

- Почему же все сначала? За предыдущие годы была создана крепкая инфраструктура. Да, она будет несколько перестроена. Да, она будет работать по новым правилам, более совершенным и адаптированным к тем урокам, которые были вынесены после кризиса. Но наши прошлые достижения не пропадут даром - они перейдут на новый уровень развития.

Я думаю, что доминирование государства в отдельных случаях тоже не есть «плохо». Китай - тому яркий пример. Единственное, что необходимо сделать, чтобы данная экономическая система работала  - ввести смертную казнь за взяточничество и коррупцию!

- А каковы перспективы кредитного брокериджа в связи с кризисом? Эта отрасль развивалась на кредитном буме, привлекая своей перспективностью многих - и серьезных инвесторов, и непрофессионалов. И вот только удалось как-то размежевать «белых» и «черных», начать выстраивать что-то - как вдруг кредитный коллапс.

_DSC2106.JPG- Перспективы кредитного брокериджа по-прежнему остаются привлекательными. Кризис же не убьет финансовый рынок - он его переделает и усовершенствует. Соответственно, то же самое будет и с рынком услуг кредитных брокеров. Многие банковские игроки уже осознали в условиях кризиса, что дистрибуцию дешевле и безопаснее развивать через партнерские сети, которые делают их расходы не фиксированной, а переменной величиной, прямо пропорциональной объемам бизнеса. И не надо в дальнейшем будет нести огромные материальные и психологические нагрузки при свертывании собственных подразделений продаж, сокращать персонал и т.д.

- И все же, что будет с большинством сегодняшних игроков брокерского рынка. Умрут? Изменятся? Можно ли спрогнозировать, сколько их останется на рынке?

- Сейчас для кредитных брокеров непростые времена. Многие покинут этот бизнес, не дожив до новой временной точки роста. Некоторые впадут в состояние зимней спячки, свернув до максимума свои инфраструктуры. Спрогнозировать сколько останется на рынке брокеров вдвойне сложно, потому что в силу юности этой индустрии не было даже точных цифр, сколько их было до кризиса... Но я оптимист,  и думаю что рано или поздно придет новое перерождение данной отрасли и все будет хорошо.

- А что происходит с лидерами брокерского рынка? «Мультиброкер» закрыт учредителем. «ФХ» перепрофилируется, а вы ушли из «Кредитмарта». Ситуация меняется?

- Крупным игрокам по определению всегда сложнее переживать кризис. Уже в силу того, что у них более развитая и «тяжелая» инфраструктура, поэтому они подвержены удару сильнее, чем более мелкие игроки. А с другой стороны, крупная компания, обладая большим запасом резервов, может себе позволить дольше находится в состоянии «анабиоза». Но в такие острые моменты здесь все решают акционеры - какой уровень риска они готовы нести.

- Каковы причины вашего расставания с Джеймсом Куком и ухода из «Кредитмарта»?

- Мой уход из этого проекта вообще никак не связан с кризисом. Основное мое профессиональное кредо - работа должна быть «драйвом», страстью и приносить удовольствие высшего порядка. Если это перестает быть таковым, надо задуматься и посмотреть, что можно изменить внутри системы, в который ты находишься, чтобы ты опять получал удовольствие. Но если ты понимаешь, что система не подвержена перенастройке, то не нужно себя обманывать - надо двигаться дальше на новый этап своего развития.  Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее не для созидания.

- Кроме работы какой еще есть драйв в вашей жизни?

И по традиции немного о личном. Семья. Увлечения, интересы.

- Семья, наверное, для большинство самый важный фактор, благодаря которому наш народ преодолеет любой кризис. Моя жена работает в инвестиционном банкинге, поэтому у нас всегда с ней полно дискуссий на экономические темы. Сейчас она пока дома сидит и я помогаю ей заниматься самым главным нашим «проектом» - нашей маленькой дочкой, которой в конце декабря исполняется годик. Мы вместе с ней сейчас делаем наши первые шажки.

А увлекаюсь я достаточно многим: мотоцикл, дайвинг, горные лыжи. Обожаю быть на природе и каждый год езжу куда-нибудь дней на семь-восемь с палатками, рыбалкой и костром под ночным небом. 

И еще я очень люблю юмор! Это замечательная тренировка для ума. Как говорил герой фильма «Тот самый Мюнхгаузен»: «Не делайте серьезного лица, господа. Все глупости делаются именно с этим выражением лица»..._DSC2111.JPG

- Последние год-два все чаще говорили о зарождении полноценного института финконсультантов на российском рынке. Это реально?

- Я думаю, это вполне реально. Даже сейчас, в момент кризиса. Можно провести эксперимент и спросить себя,  сколько раз за последние два-три месяца люди спрашивали: в чем и как хранить свои сбережения. Вы сразу поймете насколько востребована услуга финансового консультанта.

- Да уж, каждый день звонки и СМСки знакомых на эту тему... Но в целом у россиян нет привычки финансового планирования вообще. Вот недавно мы с другими гостями рубрики «Разговор с Bankirом» констатировали, что деньги любят тишину и традиции. А В России их нет... Как вы оцениваете позицию денег в общественном восприятии?

- Интересный вопрос. Так и хочется пошутить, что сейчас позиция денег - короткая... После 70 лет административно-командного управления обществом я вообще удивляюсь, как большинство из нас могут что-то планировать. Все всегда решалось за нас. А деньги нас в советские времена учили презирать. Сейчас все-таки у людей появляется больший интерес к этому инструменту, желание им управлять, появилась государственная программа финансовой грамотности и т.д. И наши дореволюционные исторические традиции рано или поздно вернутся. В России умели работать с деньгами, умели выстраивать нормальный бизнес. Думаю, впереди будет тоже самое.

 


Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
2678
Finversia-TV