Самое интересное от Яна Арта

Алина Розенцвет: «Потенциал развития рейтинговой отрасли лежит в плоскости некредитных рейтингов»

A A= A+ 05.07.2021
Тема кредитных рейтингов вновь «на щите» на мировых финансовых рынках, несмотря на все претензии, вызванные кризисом 2008-2009 годов. ESG-инвестиции добавили к этой теме вопрос о том, не могут ли здесь сыграть свою роль и классические рейтинги, если «позеленеют». Недавно это обсуждалось на организованном Банком России Международном финансовом конгрессе. Эти же вопросы мы задали генеральному директору Национального рейтингового агентства Алине Розенцвет.

– Как вы оцениваете сегодня тенденцию использования кредитных рейтингов на финансовом рынке? Объем и варианты их применения растут или уменьшаются? Для чего, в первую очередь, сегодня используются кредитные рейтинги? Для чего кредитные рейтинги могут использоваться потенциально?

– На сегодняшний день объём рынка кредитных рейтингов, к сожалению, довольно мал, но покрытие зависит от сегмента. В банковском секторе рейтинги, а то и не один, имеют почти все кредитные организации. Без рейтинга банку трудно развивать бизнес – значительное число нормативных актов правительства и Банка России содержат требования о наличии рейтинга определённого уровня. В то же время для банков с банковской лицензией стоимость рейтинга зачастую становится препятствием на пути его получения. Поэтому так важно развивать полноценную конкуренцию на рынке рейтинговых услуг. Да и количество банков сокращается, сужая этот сегмент рынка. Для страховых компаний рейтинг служит дополнительным фактором при участии в тендерах и закупках, выстраивании бизнес-отношений с банками. И здесь его наличие уже не столь критично. Лизинговые компании и микрофинансовые организации только «пробуют» рейтинговаться. Это в основном те, кто привлекает средства на бирже, планирует такое привлечение или использует рейтинг в отношениях с кредитующим банком.

Сегмент рейтингов нефинансовым компаниям является единственным активно растущим. Многие предприятия стали интересоваться привлечением средств с рынка ценных бумаг. Для компаний средней и малой капитализации это направление сегодня является серьёзной альтернативой банковским кредитам. Если доля кредитов, выданных компаниям МСП, сроком свыше 1 года только начинает приближаться к 50%, то на облигационном рынке компании могут привлечь средства на более длительный срок – на 3 года и более без предоставления залога. При этом биржа ввела требование об обязательности наличия рейтинга для листинга. В то же время объём этого рынка ограничен размерами, ёмкостью рынка ценных бумаг. Приход частных инвесторов несколько расширяет его, но пока их доля на рынке не столь значительна, чтобы конкурировать с институциональными инвесторами, ресурсы которых ограничены не только объёмами, но и регуляторными или внутренними лимитами.

На мой взгляд, реальный потенциал развития рейтинговой отрасли лежит в плоскости некредитных рейтингов, преимущественно сегмента «устойчивого развития».

На этом направлении, которое в последнее время вслед за мировыми тенденциями попало в сферу внимания государственных органов и Банка России, роль регулируемых ЦБ рейтинговых агентств могла бы быть значительной, а рынок достаточно ёмким. Это и ESG-рейтинги, и верификация «зелёных» и «социальных» облигаций. Возможно, рейтинговые агентства могли бы быть полезны рынку и для верификации или рейтингования сложных инструментов, например, структурных продуктов. Частному инвестору трудно разобраться в непростой документации и условиях этих продуктов и рейтинговые агентства здесь могли бы быть своего рода маяком, подсвечивающим опасные места и расставляющими продукты на рейтинговой линейке в зависимости от важных для населения факторов, включая рыночный риск и вероятность получения заявленной при продаже доходности.

Не исчерпан и потенциал некредитных рейтингов надёжности и качества услуг профессиональных участников рынка ценных бумаг, финансовых советников как ориентира для людей с какой компанией работать.

Но основной вызов для отрасли, на мой взгляд, лежит в плоскости конфликта интересов между желанием получить клиента в свой портфель или удержать его и объективностью, независимостью в принятии решений о рейтинговой оценке, соблюдением запрета на предварительную оценку, даже если это делает «партнёр», отказом от присвоенного рейтинга, а попросту – честностью. Мне бы очень не хотелось, чтобы на рынке повторилась ситуация прошлых лет, когда рейтинг можно было по сути купить, а его уровень зачастую был далёк от объективного. Поэтому я поддерживаю инициативы Банка России как в части установления требований к методологиям и валидации, так и полномочиям требовать отзыва рейтинга.

– Могут ли кредитные рейтинги заменить собой объективные индикаторы и отчетность финансовых компаний?

– Отчётность, конечно же, нет, поскольку у неё гораздо больше сфер назначения, нежели независимая оценка кредитного риска. Но пресс-релизы и вероятность дефолта, которая присуща каждой рейтинговой ступени, вполне могут упростить процесс принятия решения людям или компаниям, не имеющим достаточной квалификации или времени на детальный анализ.

Кроме того, агентства для рейтинга используют не только отчётность и публичную информацию, но анализируют значительное число внутренних документов и саму практику риск-менеджмента, корпоративного управления, планирования в компании, подходя гораздо шире нежели просто анализ финансовых показателей.

– Кризис 2008-2009 годов многими признан как «кризис рейтингов». Сделаны ли из этого кризиса какие-то уроки и выводы или все осталось на уровне констатации факта? Известна позиция G20 в отношении рейтингов после кризиса 2008-2009 годов: в оценке рисков нельзя ориентироваться только на рейтинги, рейтинги не самодостаточны для риск-менеджмента финансовых компаний и для оценки рисков институтами надзора на финансовых рисках. Не приведут ли обязательные рейтинги к деградации других институтов оценки рисков, к снижению качества риск-менеджмента у участников финансового рынка?

– Выводы сделаны. На сегодняшний день регуляторами уделяется пристальное и разностороннее внимание конфликту интересов, который может возникать в деятельности агентств, устанавливаются требования к квалификации аналитиков, деятельности службы внутреннего контроля, вниманию к агентству со стороны совета директоров и его независимости. Что касается оценки рисков, то вывод верный. Рейтинг – это мнение агентства, результат работы и профессионализма его аналитиков. А мнений, как известно, может быть много, как и подходов к оценке риска, начиная от чисто математического и заканчивая анализом факторов, которые напрямую не оказывают влияния на финансовую устойчивость компании, например её социальная политика, стратегия работы с персоналом, забота об экологии. Хотя на практике уже статистически доказано, что компании, уделяющие внимание этим вопросам, более устойчивы.

– Какие примеры обязательного применения кредитных рейтингов на развитых финансовых рынках являются, на ваш взгляд, опытом, интересным для изучения?

– Фундаментальное отличие западного применения от российского – использование рейтингов при расчёте активов, взвешенных по риску в рамках расчёта показателей достаточности капитала в рамках Базельских принципов.

Учитывая то, что практически все компании привлекают кредитные ресурсы, на западе наличие рейтинга стало практически обязательным. Таким образом, рейтинги прочно вошли в деловую практику наряду с аудиторскими услугами и консалтингом. И сегодня, когда в Европе в рамках банковского регулирования ключевым трендом является использование внутренних рейтингов, охват остаётся значительным. Плюс – другая степень зрелости экономики и бизнес-практик, которая не требует насильственного насаждения лучших практик. На мой взгляд, рейтинговые агентства – хороший институт по повышению прозрачности компаний, стимулирования их к улучшению своих процессов и процедур, ориентир для инвесторов в разнообразном мире инструментов. Поэтому стоило бы подумать какой путь нам выбрать, чтобы наличие рейтинга стало общей практикой для компаний, раз уж мы не успели в базельский поезд, который поехал уже в другую сторону.

– Что такое кредитный рейтинг сегодня – инструмент риск-менеджмента или инструмент продаж? В свое время на финансовых рынках констатировали проблему «рейтинг-шопинга» – когда компании шли за рейтингами как за некими «маркетинговыми фишками» для повышения собственной привлекательности. Возникали и другие проблемы: проблема допуска рейтинговых агентств к корпоративной информации; проблема давления заказчика рейтинга на агентство по принципу «Кто платит, тот и заказывает музыку»; проблема конкуренции агентств в режиме «Кто даст лучший рейтинг». В каком состоянии эти проблемы сейчас? Можно ли сказать, что они сняты с повестки дня?

– Или ни то, ни другое или и то, и другое… Я бы сказала, что сегодня рейтинг – один из инструментов, позволяющих сделать качественный анализ рисков, но далеко не единственный. В той или иной степени – это маркетинговый ход, поскольку помогает клиенту сделать выбор среди широкого набора инструментов и круга контрагентов, но тоже не основополагающий. А ещё – способ повысить свою финансовую грамотность, понимание с кем имеешь дело, если начать читать рейтинговый пресс-релиз…

Проблема конкуренции, на мой взгляд, существует и сейчас. И проблема давления, особенно при продажах и в условиях, когда не все придерживаются правил, предлагая «предварительно посмотреть какой получится рейтинг» или «если не понравится, то мы в обход закона придумаем, как вам отказать».

Ну и конечно уровень рейтинга и демонстрация соответствующей практики присвоения – это серьёзный аргумент в борьбе за клиента. Очень сложно этому противостоять и отказываться от клиента, привыкшего к другим взаимоотношениям. Но я идеалистка и мы с командой выбрали именно такой путь, а учредители НРА нас поддерживают в этом. На мой взгляд, это единственно возможный вариант развития отечественной рейтинговой отрасли с историей компаний, уходящей за столетие, как это есть на западе в отношении компаний «большой тройки». Наш бизнес строится на доверии рынка, а не на обеспечении выполнения краткосрочных бизнес-задач.

– Есть ли сегодня на финансовых рынках вопросы к рейтинговым механизмам? Если да, то какие?

– Они всегда есть и всегда будут, поскольку нет предела совершенству. Мы обязаны ежегодно ставить наши методологии на пересмотр и делаем это иногда даже чаще, учитывая как наработанную нами практику, так и рыночный опыт, мнения аналитиков и регулятора. Что касается процедур, то мы их строим на основе мировой практики и жёстко соблюдаем, поэтому регулярно отвечаем на вопросы клиентов, почему так строго всё прописано в договоре и ничего поменять нельзя. Но всегда находим здесь понимание среди тех, которые идут за честной оценкой, а с другими нам и неинтересно работать.

– В свое время, особенно после кризиса 2008-2009 несколько раз поднимался вопрос об ответственности рейтинговых агентств перед инвесторами. В каком состоянии эта тема сейчас?

– Этот вопрос периодически поднимается. Проблема в том, что мы в своей работе опираемся, в том числе и на аудиторов изначально предполагая, что они ответственно относятся к своей работе и репутации. К сожалению, на практике оказывается, что не всегда это можно делать. Плюс невозможно оценивая кредитный риск, учесть риск мошенничества, если деловая репутация менеджеров и собственников не вызывает сомнения. И отследить когда небольшая компания решила «свернуть на скользкую дорожку» далеко не всегда возможно. Поэтому вопрос ответственности здесь очень не однозначен.

Мы готовы её нести в своей части, гарантировать, что мы максимально детально изучили представленную информацию и данные, которые можно получить из доступных источников, качественно и вовремя проводили мониторинг, осуществляли анализ в соответствии с методологией, которая направляется в Банк России. Но не сможем отвечать за собственников и менеджеров, которые решили сбежать с деньгами, бросив компанию или аудиторов, которые «закрыли глаза».

– На ваш взгляд, каким должен быть институт кредитных рейтингов в России? Какие решения и механизмы нужны для его развития в интересах рынка?

– В первую очередь, честным и бескомпромиссным в плане независимости оценок и продаж, о чём мы уже говорили.

Во-вторую – доступным для компаний разного масштаба деятельности. Вероятно, на текущем этапе развития отрасли необходимо жертвовать прибыльностью, стимулируя бизнес двигаться в сторону рейтингов, а значит прозрачности, не пугая его миллионными тратами.

В-третьих, необходимо объединение усилий рейтинговых агентств, регулятора, государственных органов, организаторов выпуска, бирж в нескольких направлениях. Первое важное направление – это работа по, не побоюсь этого слова, пропаганде рейтингов, а точнее разъяснению частным инвесторам их сути, демонстрации вероятности дефолта в различных рейтинговых категориях, объяснению, что рейтинг – это не страховка или гарантия, а инструмент для изучения объекта инвестиций, принятия решения о риске. Второе направление – по обмену даже не проверенной, но имеющейся информацией о компаниях, их собственниках и менеджерах, возможных налоговых претензиях.

Такая информация может стать поводом не к рейтинговым действиям, а к тому, чтобы задать дополнительные вопросы, выяснить обстоятельства, учесть их при мониторинге, следить за развитием событий, а следовательно вовремя реагировать на изменения, которые могут повлечь реализацию кредитного риска.

Finversia.ru, 5 июля 2021


Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
112

Последние материалы раздела:

Игорь Костиков: «Главная проблема на нашем финансовом рынке – население не доверяет финансовым институтам и государству» – Игорь Владимирович, что происходит сейчас с системой защиты прав потребителей финансовых услуг? На рынке есть два полярных мнения. Одни люди говорят – не мешайте нам работать, не нужно н Анатолий Аксаков: «Парламент в России становится все более влиятельной силой» – За последнюю сессию Государственная Дума приняла больше десятка инициированных вами федеральных законов. И просматриваются две отчетливые тенденции. Одна из них – защита права потребител Яков Миркин: «Экономический рост России – это не столько техническая задача, сколько проблема того, что у нас в головах» – Известно, что российская экономика занимает 6-е место в мире по объему ВВП, если исходить из паритета покупательной способности, и 11-е – по номинальному объему ВВП. Давайте начнем с тог
Finversia-TV