Самое интересное от Яна Арта

Алексей Бачеров: «Финансы не могут бесконечно существовать в отрыве от экономики»

A A= A+ 09.07.2020
Ситуация на финансовых рынках и сценарии дальнейшего развития экономики – о четырех основных факторах, которые следует учитывать частному инвестору, в беседе с главным редактором Finversia.ru Яном Артом рассказывает Алексей Бачеров, управляющий партнёр инвестиционного партнёрства ABTRUST.

– Сегодня информационное поле наполнено крайне разноречивыми оценками и прогнозами: одни ждут Армагеддон, «второе дно», вторую волну пандемии, краха экономики, другие – роста и подъема экономики. Кто-то считает, пишут, что сегодня «инвестируют только дураки», при этом одновременно появляется сообщение об историческом рекорде по скупке акций китайских компаний. Почему такие полярные мнения и как вы сами оцениваете происходящее?

– Я сторонник фундаментального подхода и считаю, что финансы не могут бесконечно существовать в отрыве от экономики. И сколько веревочке не виться, мы все равно придем к логическому завершению. Сейчас мы видим количественное смягчение в огромных объемах, несопоставимых даже с масштабами 2008 года.

ФРС начинает выполнять не только функции центрального банка и резервной системы, но становится «дилером последней инстанции», «страховщиком последней инстанции», национализирует экономически неэффективные национальные компании – таких компаний-зомби уже не то 300, не то 400. Понятно, что это делают, чтобы избежать социального взрыва, пусть даже на горизонте уже маячит призрак Великой депрессии. Но никто не хочет стать тем, кто «запустит» этот процесс.

И в результате экономика не может ответить на те вызовы, которые перед ней возникают. Количественное смягчение превратилось в наркотик, но как решить проблему в целом – никто не знает. Эта проблема не решается с 2008 года, когда финансовые вливания спасли мировую экономику, но ничего не изменили. Очищения от «пузырей», от токсичных активов, от неэффективных компаний не произошло.

Самое страшное, на мой взгляд, что у тех, кто управляет странами, нет решений, нет предложений, как выйти из этой ситуации с наименьшими потерями.

– Ирония судьбы: президент, который заявил, что будет управлять Америкой как бизнесмен и поднимет экономику, получил такой тектонический сдвиг в экономике. Второго Рейгана из Трампа не получилось…

– Экономисты до сих пор спорят по поводу рейганомики, насколько эффективной она была. Когда рухнул Советский Союз, Америка получила огромные новые рынки сбыта, произошло экстенсивное развитие, а куда сегодня можно пойти по этому пути? Конечно, есть Африка, но там уже вовсю орудуют китайцы, есть Индия, но там все очень плохо с уровнем благосостояния населения, с покупательным спросом, и, хотя народу много, с их нищетой откуда взяться сбыту?

– А Китай? Международные торговые соглашения открывают американцам доступ на китайский рынок…

– Я не специалист по Китаю, но, насколько могу судить, до сих пор китайским властям удавалось сохранять барьер между внешним и внутренним рынком. И специалисты подчеркивают: в Китае хорошо обеспечены только те, кто работает на США или что-то продает им, а внутренний рынок – очень слабый. Обеспечить работой полтора миллиарда людей и поднять покупательную способность населения непросто.

– На ваш взгляд, кто из инвесторов сейчас может пролететь – те, кто кричат «Все пропало» и вышли в кэш, зажались, или кто, как я, считает, что кризис открывает новые возможности, и советует инвестировать?

– Люди часто не понимают разницу между инвестиционными стратегиями. Консервативного инвестора беспокоит только одна вещь – обесценивание денег. Но на уровне защиты от инфляции покрыть обесценивание денег – не проблема. И тогда его позиция уже не проигрышная. Хотя многие считают, если не получать доходность на уровне хотя бы двух ставок рефинансирования, то это уже проигрыш. Ничего подобного, консервативный инвестор, как минимум, останется при своих. И это уже достижение. По-моему, Баффет говорил, что преимущество инвестиций перед бейсболом состоит в том, что вы не обязаны отбивать каждый мяч. Достаточно отбить один-два «мяча» и на этом заработать. В инвестициях бездействие равно действию – вот этого часто не понимают.

– Но это лозунг, который трудно принять мелким инвесторам…

– Мне кажется, что многие приходят на фондовый рынок с ощущением, что это какая-то манна небесная, что рынок должен приносить доход, который не приносит их работа. Возьмём бизнесмена, которой считает нормой прибыль в 15%. Почему-то он считает, что фондовый рынок должен давать ему 50% дохода или 100%. Очень многие воспринимают рынок как игру, это попытка сыграть на настроениях людей: «купи Facebook, он всем нравится». А что Facebook на момент IPO не имел прибыли, они не задумываются.

В 2018 году 83% американских компаний, вышедших на IPO, не имели прибыли.

– Мне тоже кажется, что IPO – это не повод для инвестирования, выход новой бумаги – это хорошо, но не в момент выхода стоит начинать с ней работать.

– Зачем выходят на IPO? Первый случай, когда бизнесу не хватает средств для расширения и привлекаются средства акционеров, чтобы развиваться дальше. Но таких историй немного. Чаще мы видим историю, когда стратегический акционер хочет таким образом отбить часть своих инвестиций за счет благоприятного информационного фона. Это просто игра на ожиданиях – на ожиданиях не экономического характера, а чисто эмоциональных, как это было с Facebook.

– Алексей, а можете дать прогноз на октябрь, из-за выборов в США это будет знаковый месяц, какие вероятности, на ваш взгляд, следует учитывать?

– Сценарно есть как минимум один фактор, который вызывает напряжение, это коронавирус. Это триггер, которого боится весь мир. Поэтому понятно, что если пойдет вторая волна, то будет спад в экономике. Этот фактор будет давить на рынки и понятно, что любая информация на эту тему будет рушить рынки.

Второй фактор – цены на нефть. Соглашение ОПЕК+ это картельный сговор нефтедобытчиков, которые пытаются удержать рынок от падения. Нет никакого рыночного саморегулирования по Адаму Смиту, есть сговор, причем каждый игрок на нефтяном рынке пытается увеличить свою долю. И есть «навес» в виде производителей сланцевой нефти, которые часть прибыли забирают себе.

– Мне кажется, что фактор в виде сланцевой нефти означает, что она уже никогда не поднимется в цене до 100 долларов за баррель…

– Разве что доллар обесценится… Но если этого не произойдет, то, конечно, уже никаких 100 долларов за баррель не будет.

– И как бы вы посоветовали учитывать вот этот нефтяной фактор применительно к мелким инвесторам?

– Волатильность по нефти – это показатель уровня спекуляций. История учит нас, что самый высокий уровень спекуляций наблюдался в 1929 году, перед Великой депрессией.

– То есть нарастание спекуляций можно считать признаком приближающейся депрессии? Понятно, что необязательно сбудется, но следует иметь в виду*

– Да. И третий фактор: сегодня на рынок приходит огромное количество непрофессиональных частных инвесторов, которые покупают все, что им говорят консультанты.

Это хорошо, что полку частных инвесторов прибывает. Но почему люди идут на фондовый рынок? Либо у людей много свободных денег и они думают, куда их вложить, – но в этом случае чаще используются консервативные схемы. Либо люди пытаются заместить выпавшие доходы биржевыми и тогда они вынуждены рисковать – как правило, с использованием кредитного плеча…

И четвертое, чего я опасаюсь. Мне совершенно непонятно, к чему приведет история с количественными смягчениями. Бесконтрольная эмиссия денег не может не привести к инфляционному давлению. Поэтому я в своем портфеле нарастил золото до 15%, наверное, наращу до 20%. Другого актива, способного погасить инфляцию доллара, по сути, нет.

– Мне часто приходится слышать: «А вот у вас в портфеле акции в минусе» – люди не понимают, что дивиденды никто не отменял. Но некоторые, наоборот, рассчитывают на дивиденды с перебором…

– Когда я рассматриваю инвестиции в акции, то учитываю и доход от дивидендов, и возможный рост курсовой стоимости. Если вкладываться в акции долгосрочно, то единственное, что должно беспокоить инвестора, – это риск банкротства эмитента. Но надо учитывать один важный момент. За последние 120 лет в США случались периоды, когда инвесторы на протяжении 10-15 лет не имели доходов от акций, в лучшем случае – получали хоть какие-то дивиденды.

– Подводя итог, что бы вы посоветовали частным инвесторам в этом году?

– Консерваторам я бы посоветовал покупать фонды денежного рынка. На российском рынке сейчас их два – это FXMM под управлением FinEx и VTBM под управлением «ВТБ Капитал». Они сегодня выше, чем облигации. Временное размещение очень выгодно. И для стабилизации купить немного золота. И если мы боимся девальвации доллара, то еще застраховаться колл-спрэдами на доллар.

Если рассматривать не только российский рынок, можно добавить немного, не больше 5%, в ETF, которые в короткую ставят на S&P500.

Также я бы добавил золотой фонд GLD, и еще из ETF я бы купил короткие облигации SHY и SHV – это, по сути, ставка депозита. И я бы ждал, как сработают те четыре фактора, про которые мы говорили. Если ситуация начнет выправляться, то, допустим, мы пропустим рост S&P500 или NASDAQ, но станет понятно, что момент хороший, мы войдем и будем сидеть дальше.

Finversia.ru, 9 июля 2020


Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
292

Последние материалы раздела:

Finversia-TV