Самое интересное от Яна Арта

Евгений Коган: «Государству фондовый рынок нужен как рыбе зонтик»

A A= A+ 06.07.2020
«Обнуление», «вторая волна», ожидания «второго дна» – как это влияет на рынки и частные инвестиции. Каковы перспективы рынка криптовалют. Почему фондовый рынок России вызывает жалость. Куда уйдут инвесторы. Почему не могут нормально работать финансовые советники. Каков топ-5 российских и иностранных ценных бумаг. На эти и другие вопросы главного редактора Finversia.ru Яна Арта и зрителей канала Finversia-TV в прямом эфире ответил президент компании «Московские партнёры», инвестиционный банкир, профессор Высшей школы экономики (ВШЭ) Евгений Коган.

– Я нечасто пользуюсь чужими советами, вашими советами за год пользовался три раза и ни разу не прогадал. Вот только что прочитал ваш пост «Поговорим о кофе», открыл фьючерс и за сутки заработал 25 тысяч рублей. Возможно, не такие большие деньги, тем не менее – я предвзят в вашу пользу сегодня. Так что – продолжайте делиться идеями…

Этот год проникнут обостренными ожиданиями на тему «Что будет после?». Неважно, торгуете вы на российском рынке или американском, или иных рынках – везде прозвучали вызовы, которые заставляют задуматься о том, что будет завтра. Вот мы уже живем после «обнуления», поправок к Конституции, то есть налицо заявка власти (оставим за скобками, хорошая или плохая) на то, что мы сейчас сделаем некие юридические изменения и сможем начать подниматься. Плюс мы имеем национальный план восстановления экономики, который лично у меня вызывает большой скепсис. Российский фондовый рынок с учетом всего этого и с учетом того, что происходит «снаружи», что сейчас из себя представляет?

– Я был одним из тех, кто создавал этот рынок, начиная с компании «Антанта-капитал». И тем больнее мне смотреть, во что превращается наш фондовый рынок. В последние годы я стараюсь как можно меньше работать на российском фондовом рынке по двум причинам.

Причина первая: возрастающее количество рисков, которые я не могу просчитать, особенно, политических. Последний пример – новость из США, что русские платили талибам за головы американцев и призыв ввести новые санкции против России.

Вторая причина: наши собственные риски, как, например, инициатива по ограничениям для частных инвесторов.

Сейчас инвесторов и в России, и по всему миру выталкивает на фондовый рынок крайне низкая учетная ставка. Народ массово пошел на рынок – это хорошо. Но к кому он должен идти? По идее – к консультантам, профессионалам, которые четко определяют: вот это тебе подходит, а вот здесь – лучше не рискуй. В этой ситуации усилить бы роль консультантов, расширить их возможности.

А что мы имеем на деле? Вот я, независимый инвестконсультант, плачу НДС. Управляющие и брокерские компании не платят, а я плачу. Это бред. Независимый консультант гораздо более ценен для рынка и для инвесторов. Как незаинтересованное лицо, я буду работать на интересы клиента, а не своей компании. И такого бреда у нас очень много.

Сейчас инвесторов и в России, и по всему миру выталкивает на фондовый рынок крайне низкая учетная ставка.

Все очень просто – все потому, что наш фондовый рынок нужен властям как рыбе зонтик. Сколько у нас было за последнее время серьезных IPO – не мелких историй на три копейки и не ересь с «народным» IPO? Ноль. Потому что у нас функция фондового рынка как первичного рынка – отсутствует. У нас – болото, где торгуют либо спекулянты, либо те, кто вынуждены стать спекулянтами.

И меня расстраивает некое бескультурие нашего частного инвестора. Вот он пять лет сидел в депозите. Сейчас планирует пять лет сидеть на фондовом рынке. Ему можно посоветовать хорошую, понятную долгоиграющую историю, с капитализированными дивидендами, так что неважно, какие будут колебания на рынке, важно, что через три-пять лет, он, скорее всего, будет выше.

А во что люди превращают фондовый рынок? В казино. И, конечно, тут же находятся люди, которые говорят: «Идите к нам, у нас казино классное, мы вам заработаем 30% или 50% годовых». Или начинают предлагать продукты вроде инвестиционного страхования жизни, в котором «зашита» комиссия примерно в 10-20%. А это о чем говорит? Что этот продукт на самом деле не приносит дохода, не работает. Этот продукт выгоден только его продавцам. Или другой вариант – структурный продукт, по которым банки закладывают комиссии в 3%, 5%, 10%.

Плюс у нашего фондового рынка только один: он очень дешевый и поэтому у него высокая дивидендная доходность.

– Возвращаясь к теме того, что ждет российский фондовый рынок? Хочу обратить внимание на три предпосылки. Во-первых, есть мнение, что в случае улучшения экономической ситуации западный рынок вытащит за собой и российский. Ещё бытует легенда, что российский рынок очень сильно недооценен. И третья предпосылка – это куцый наборчик игроков…

– Что-нибудь изменится? У нас будет другая власть? У нас будет та же самая власть. Ну, она почувствует себя чуть более легитимной. Вопросы остались те же, процессы, которые развивались, будут развиваться дальше.

– И какие тренды стоит учитывать?

– Первое – американские три «Р»: расизм, Россия, рецессия. Ими будут бить Трампа в борьбе демократов с республиканцами. Я думаю, что Россию только начали отрабатывать, примут новые санкции, это значит, что наш рынок будет трясти.

– И как санкции влияют на наш рынок?

– Санкции влияют на российский фондовый рынок и серьёзно. Есть такое понятие – бизнес-климат. Такое общее понятие, но как объяснить, что он очень многое значит, а санкции – это часть бизнес-климата.

Сколько у нас было за последнее время серьезных IPO – не мелких историй на три копейки и не ересь с «народным» IPO? Ноль.

Рынок – это функция движения денежных потоков. Чётко видно: как только санкции ослабляются, начинается приток денег, да, спекулянтских, да, не слишком большой, но -при наших размерах и это существенно.

– Поговаривают, что Аргентину и Турцию могут исключить из списка развивающихся стран в рейтинге глобальных инвестиционных фондов и на них могут перекрыть лимиты. При таком развитии событий эти деньги могут пойти в Россию?

– У Аргентины давняя традиция дефолтов, но насчет Турции – вряд ли. Еще у Бразилии серьезные проблемы, но у нее – твердые позиции. Лимиты на Аргентину, в принципе могут перекинуть на Россию, но при нынешней ситуации это сомнительно – слишком велик риск, что в случае провала инициатор повышения лимитов получит по шапке. А в случае успеха благодарности не будет. И кому это надо

– Получается, что конфликтная ситуация вокруг России сегодня стала главным шлагбаумом для денег иностранных инвесторов, если не считать спекулянтов?

– Нет, на пути денег, прежде всего, стоим мы сами, с нашими подходами, посещениями «дяди Степы». А мир – конкурентен. И если у конкурента где-то что-то пованивает, то рассказать об этом всему свету – дело святое, потому что идёт драка за капиталы, за рынки, за ресурсы…

– Чем мне не нравится российский рынок – тем, что это двадцать названий. Они были в мои 30 лет, в мои 40 лет, и сейчас в мои 50 лет я вижу в бегущей строке на РБК все те же названия. Почти все сырьевые и немножко банковские. И мне это скучно. Было радостно увидеть «Магнит», который ворвался в этот список. Есть надежда на новые имена, на что-то несырьевое в списке «голубых фишек» России?

Есть, но при одном условии. Чтобы в России вырастали амазоны, гуглы и фейсбуки, нужна бизнес-среда, которая позволяет создать бизнес с нуля. У нас есть хорошие компании, например, отличные IT-компании, спроси этих ребят: они хотят выходить на наш рынок? Нет!

Знаешь, в чем главная проблема? Не в деньгах, денег в России полно. Нет инвесторов – есть желающие отжать твой перспективный бизнес. Поэтому новые «Магниты», может быть, и появятся, с десяток, но сотни – не появятся. Потому что надо принципиально менять парадигму. Я против революций, я – за эволюцию, когда бизнесмены создают свои организации и начинают по-настоящему лоббировать свои интересы.

– Перейдём к мировой экономике: как пойдёт «жизнь после вируса»? Сразу скажу, что придерживаюсь банальных взглядов: мы сейчас будем иметь очень нервный, очень волатильный, но – подъём…

– Если говорить о рынках, то пока ещё нет ощущения «после вируса». Мне кажется, мы ещё в процессе. Значит, печатать деньги будут и дальше. Почему рынки оторвались от экономики? Потому что сегодня рынками движет только ликвидность. Ликвидность – и больше ничего. Идёт инфляция активов. Печатают деньги, а потребительская инфляция не растёт. Почему она не растёт? Очень просто, потому что потребительские расходы сократились. И в действительности доллар девальвируется. Поэтому на самом деле не активы дорожают – это доллар дешевеет. Посмотри, например, цену на медь. Что, в мире огромная потребность в меди, производство растёт? Нет. А медь дорожает.

Во что люди превращают фондовый рынок? В казино. И, конечно, тут же находятся люди, которые говорят: «Идите к нам, у нас казино классное, мы вам заработаем 30% или 50% годовых».

Вот идёт эта масса денег, куда? В золото, платиноиды, металлы – все запасаются. Та же самая нефть будет дорожать, даже если ее потребление не будет расти. Потому что это актив.

Мораль: нужно оценивать ситуацию всесторонне. С одной стороны в мире ничего не изменилось, а с другой: баланс ФРС год назад 3 триллиона долларов, а сейчас – 7 триллионов. И будет ли он снижаться – большой вопрос. Я думаю – не будет, думаю, он дойдёт до 8 триллионов, а, может быть, и до 10. Думаю, что ФРС будет ещё покупать активы.

– А чем сейчас можно захеджироваться от возможного падения экономики, если стоишь в «бычьей» позиции? Выйти в кэш?

Ликвидными бондами корпораций уровня BBB+и выше – хотя бы, двух– или трёхлетними, это лучше, чем кэш. Можно построить другую стратегию – держать свои средства в кэше или в этих бондах, но параллельно держать колл-опционы. И фьючерсы на S&P500. Но это уже более рискованно. А вот если возьмешь коллы на S&P500, то сильно не потеряешь, зато, если будет рост, ты как «бык» будешь доволен.

Finversia провела опрос на тему «Ваши ожидания относительно вирусного кризиса, какой сценарий вы считаете наиболее вероятным?». Варианты ответов такие: вторая волна коронавирусной пандемии; «второе дно» или депрессия мировой экономики; усиление проблем с работой и источниками доходов; ситуация начнет улучшаться; затрудняюсь оценить, пока недостаточно информации… Вы что думаете?

– Если бы не печатали деньги, я бы сказал, что жду хорошего обвала, потому что рынки нереально дороги и всё очень плохо. У компаний такая капитализация и такие показатели, как будто бы впереди колоссальный экономический рост. Но мы же прекрасно понимаем, что никакого роста не будет. Скорее всего, мы увидим падение экономики, это логично. Если мы увидим падение экономики, тогда должны закладываться другие коэффициенты. Тогда это все нелогично. Значит, рано или поздно это все долбанется.

Чтобы в России вырастали амазоны, гуглы и фейсбуки, нужна бизнес-среда, которая позволяет создать бизнес с нуля.

Но… У бегуна уже запас энергии кончился и по идее он должен упасть, но каждые сто метров бригады врачей дежурят и на тебе укольчик, подпиточку… Бегун вздрогнул и дальше побежал. Пока эти инъекции продолжаются – будет бежать. Ну, пока не подохнет окончательно.

– Так будет «второе дно»? Ведь если даже будет вторая волна пандемии, это ещё не значит автоматом второе дно…

– Абсолютно. Рынки оторвались от экономической реальности, и если будет вторая волна пандемии, а она, в сущности, уже идёт, то, скорее всего, будут печатать деньги еще, ещё и ещё. Поэтому, вторая волна пандемии будет, наверное, и четвертая, и пятая, а вот «второго дна», думаю, не будет, и маржин-коллов не будет. Но периодически будет очень страшно.

– В наши дни говорить об инвестициях и не затронуть вопрос о перспективах криптовалют было бы неправильно…

– Что такое криптовалюта? Это некий поворот развития технологий, криптовалюты уже никуда не денутся, они уже реальны. Это цивилизованный ответ нормального человечества на беспредел в области комплаенса, на тот финансовый бандитизм, который устроили государства и регуляторы.

Как у президента инвесткомпании у меня каждый день идёт борьба с моим контролером, который считает, что ничего нельзя делать в принципе. С точки зрения регулятора сегодня лучшая инвестиционная компания – та, которая ничего не делает. Это реальность во всем мире.

Сегодня рынками движет только ликвидность. Ликвидность – и больше ничего. Идёт инфляция активов.

Криптовалюта – это спрос и предложение. Спрос растёт на фоне ужесточения регулирования, проблем у китайцев, которые хотят выводить больше денег. Опять же, печатают деньги – люди стремятся диверсифицировать свои вложения – криптовалюта растёт. На мой взгляд, самые популярные криптовалюты – биткоин, эфир – расти будут.

Ты же понимаешь, что криптовалюты – это вызов регуляторам, неподконтрольный им «островок свободы», который они все никак не могут взять под контроль, хотя это достаточно просто сделать. Где точка, которую можно контролировать? Это момент обмена: криптовалюта – фиат. Там будут зажимать любыми способами, потому что это конкуренция. А конкурентов регуляторы не любят.

– А вот сейчас центробанки Китая, Франции и Нидерландов ставят опыты с созданием официальной цифровой валюты. Она сможет конкурировать с неофициальной? Это может спровоцировать снижение стоимости криптовалют?

– Помнишь, как у классика: «…вы не смоете всей вашей черной кровью поэта праведную кровь»... Чем ценен биткоин? Для расчетов в нем не надо спрашивать разрешение у кого-либо, просто взял и перевел сколько хочешь и кому хочешь. А государственная цифровая валюта – да какая разница, цифровая она или традиционная, она все равно государственная.

– Но государственная цифровая валюта обеспечит технологическое удобство, снимет проблему отчетности, связанную с комплаенсом…

– Отчасти да, но главное отличие – это подконтрольность, все равно надо будет отчитываться и подчиняться клерку.

– Получается, что конкурентным ответом со стороны государства может быть только либерализация регулирования в сфере комплаенса, но на это нынешние государства не пойдут, иначе у них многое посыплется.

– Разумеется. Мне криптовалюты вообще не очень интересны, я в них не инвестирую. Не понимаю, как вообще можно инвестировать в криптовалюту? Это гемблинг: угадай, будет дороже или дешевле. Наверное, будет дороже, но я не могу это просчитать, не могу просчитать, как изменится спрос. Поэтому для меня само словосочетание «инвестировать в криптовалюту» звучит дико.

– Моя версия: в августе-сентябре стоит ждать снижения криптовалют…

– Будут падать рынки, будут падать и криптовалюты. Знаешь, почему? Потому что у тебя вложены деньги в фондовый рынок и в биткоин. Ты потерял деньги в рынках, а тебе нужно, к примеру, платить за учебу детей, ты же не будешь продавать на падающем рынке, значит, ты будешь продавать биткоины. Такие сообщающиеся сосуды.

– Назовите свой топ-5 российских акций и облигаций и топ-5 иностранных акций и облигаций.

Криптовалюта – это цивилизованный ответ нормального человечества на беспредел в области комплаенса, на тот финансовый бандитизм, который устроили государства и регуляторы.

Я перечислю достаточно банальные варианты, но которые можно завещать внукам. Много там не заработаешь. Из российских акций в первую очередь это Сбербанк (можно обычные, можно привилегированные). «Норникель» однозначно. Если брать второй эшелон, наверное, «ФосАгро», «Нижнекамскнефтехим». Могу даже больше пяти назвать: «Московская биржа» – она дорогая, но будет ещё дороже. «Полюс» и «Полиметалл» – однозначно.

Из иностранных бумаг, если мы верим в золото, я бы держал канадские Barrick Gold и Newmont Goldcorp. Я думаю, что, несмотря на то, что будет стопроцентная, коррекция, Microsoft никуда не денется и будет дорожать. Израильская фармацевтическая компания «Тева». Думаю, что глобально никуда не денутся Boeing и Airbus, Marriott и Hilton.

Finversia.ru, 6 июля 2020


Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
367

Последние материалы раздела:

Дмитрий Потапенко: «Дебютной идеи под названием «российская экономика» не существует» – Российский бизнес добит карантином и умирает? – Я изначально говорил, что по моим оценкам пострадает 90% мелкого бизнеса, 50% среднего бизнеса и 25% крупного бизнеса. Сейчас по сентяб Алексей Бачеров: «Финансы не могут бесконечно существовать в отрыве от экономики» – Сегодня информационное поле наполнено крайне разноречивыми оценками и прогнозами: одни ждут Армагеддон, «второе дно», вторую волну пандемии, краха экономики, другие – роста и Алексей Тимофеев: «Законопроект в изначальной версии был исключительно вреден для развития финансового рынка» – По-прежнему главный вопрос на повестке дня рынка частных инвестиций – категоризация инвесторов. Были встречи рабочие, были публичные, в том числе – наше обсуждение в прямом эфире к
Finversia-TV