Самое интересное от Яна Арта

Наталья Карачевцева: «Бурное технологическое развитие открывает новые возможности»

A A= A+ 19.12.2012
Председатель правления НКО ЗАО «МИГОМ».
Наталья Карачевцева, председатель правления НКО ЗАО «МИГОМ»
Фото: Альберт Тахавиев, Bankir.Ru

Досье Bankir.Ru. Наталья Карачевцева. Родилась 2 марта 1970 года. В 1992 окончила Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет. В банковской отрасли с 1993 года. Работала в Астробанке, ТверьУниверсалБанке, банке «Санкт-Петербург», Санкт-Петербургском Банке Реконструкции и Развития, Национальном резервном банке, Банке международного бизнеса, Оргрэсбанке (Nordea), промышленно-финансовой группе «Альянс» (Казахстан), банке UBII, платежной системе «Рапида».

С января 2012 года – заместитель, затем – председатель правления НКО ЗАО «МИГОМ».

Член комитета 122Т Центрального Банка Российской Федерации и трех его подкомитетов. Член клуба методологов. Участник комиссии по межбанковскому и инвестиционному сотрудничеству между Россией и Казахстаном. Приглашенный член Европейского совета Cards and Payments.

- В конце 2012 года системе денежных переводов Migom исполнилось десять лет. С одной стороны – повод для праздника. С другой... Лично у меня (возможно – неверное) ощущение, что рынок денежных переводов потерял перспективу как в России, так и во всем мире. Каково сейчас состояние рынка, и как вы себя на нем ощущаете?

- Начнем с того, что сама услуга денежных переводов без открытия счета всегда была в «ассортименте» комиссионных услуг банков, но – в числе не главенствующих, а сопутствующих услуг. Но для ряда стран мира – это одна из самых значимых разновидностей банковских операций. Есть страны, где входящий денежный поток более чем на 40% сформирован такими переводами. Как не сложно понять, для экономики этих стран сфера денежных переводов без открытия счета никак не является второстепенной.

- Имеются в виду страны – поставщики гастарбайтеров?

- Не только они. Там, где идут активные миграционные потоки (как связанные с рынком труда, так и вне оного), всегда значим сервис денежных переводов. Прибавьте к этому зоны активного туризма, места проведения олимпиад, чемпионатов мира и иных значимых спортивных соревнований, публичных событий. И здесь переводы – весьма востребованная услуга.

- Вопрос в том, не затмевает ли опция перевода денег с карты на карту рынок переводов без открытия счета? Я себя поймал на мысли, что последний раз делал классический денежный перевод лет шесть назад через систему денежных переводов. С тех пор потребность в таком сервисе для меня закончилась – видимо, навсегда.

- Сложно говорить о том, что один сервис вытеснит другой. Если мы посмотрим на историю развития платежных инструментов, то, возможно, кого-то даже удивит то, что всё, что исторически родилось в нашей отрасли, продолжает жить и быть весьма востребованным у разного профиля клиентов — наличные как были всегда, так и остались, а чековые книжки, как ни поразительно, но остаются любимейшим платежным средством наиболее солидной и респектабельной публики за рубежом.

Кстати, я коллекционирую анекдоты на профессиональную тему, любимый, пожалуй:

Умер старый банкир, родственники вскрыли завещание, а в нем последняя просьба — Прошу похоронить все мои деньги со мной.

Что делать, стали складывать в могилу деньги, а их ещё вагоны и вагоны...

И тут говорит раввин:

- Идъёты, випишите ему чек...

Любой сегмент финансовых услуг – это комплекс, выбор из ряда инструментов. Нам с вами может казаться, что один затмевает другой, но клиент может чувствовать совсем иначе. Финансовая розница пришла к состоянию, когда уже сам клиент управляет услугами. Не банк говорит ему «Делай так», а клиент говорит: «Я буду делать вот так». И – выбирает инструмент, который комфортен ему по целому ряду объективных или субъективных причин.

Если говорить о классическом денежном переводе без открытия счета, то, как это ни покажется странным на первый, неискушенный, взгляд, клиентская аудитория у него очень разная. Мы с вами, «продвинутые» пользователи банковских услуг, занятые в этом бизнесе профессионально и имеем соответствующие представления. Но есть ряд людей, которые не знают, как за квартиру заплатить через терминал или Интернет. Они идут в офис и делают перевод денег. Есть огромный пласт людей, которые живут без счета в банке, оперируют только наличными. Очень много людей, которым по тем или иным причинам не открывают банковские счета. Есть те, которым физически прийти в офис и протянуть в окошко кассы наличные деньги, – комфортнее, чем изучать интернет-сервисы или меню терминала, кроме того, далеко не всякий платеж клиент готов доверить терминалу, что по сумме, что по значимости для клиента.

Тем паче, что российская инфраструктура электронных платежей пока не пришла в какое-то единообразное, удобное состояние как, например, в Белоруссии, где государство произвело стандартизацию этих услуг. Там пошли по хорошему европейскому пути – создали стандарты и единый процессинговый центр для обслуживания переводов в пользу поставщиков государственных и социально-значимых услуг для населения, включая коммунальные платежи, связь и так далее. Все платежи, все услуги – в единых форматах, все в единой технологии. Любой участник рынка приходит в этот центр, заключает с ним договор, и для него «оживает» вся линейка получателей, которые здесь есть… Мы же даже на уровне Москвы это сделать долго не могли. Хотя московское правительство до этого уже дозрело и запускает такой центр – московский городской расчетный центр. Мы, собственно говоря, уже заключили договор с этим центром.

- На предмет?

- На предмет того, чтобы предоставить возможность людям платить как наличными в кассах наших банков-партнеров, так и на устройствах самообслуживания, включая мобильный банкинг (в режиме реального времени), то есть стать сетью сбора платежей в пользу большого пула вышеуказанных поставщиков государственных и социально-значимых услуг.

- Ваши коллеги по рынку отмечают, что рынок денежных переводов без открытия счета не только не сокращается, но в абсолютных цифрах даже вырос за последнее время. Это так?

- Да, в абсолютных цифрах – растет, формально потому, что теперь в рамках 161-ФЗ переводы и платежи объединены в операции перевода денежных средств; а качественно и количественно — прежде всего за счет внедрения комплексных продуктов, за счет развития различных каналов и способов того, как отправить или (я позволила себе ввести такой термин) «приземлить» перевод. Хотите – «приземлите» его на свой текущий или депозитный счет в банке. Хотите – на карту. Хотите – на счет вашего мобильного телефона. Хотите – на электронный кошелек. Сейчас развиваются все возможности, И наши переводы без открытия счета – очень удобный инструмент для этого.

- Как выглядит сегодня система Migom с точки зрения номенклатуры ваших услуг?

- У нас базовая часть, конечно же, – классический перевод без открытия счета через офисы партнеров — банков и банковских платежных агентов, российских и зарубежных партнеров — юридических лиц в СНГ и дальнем зарубежье, терминальные сети. Развиваем услугу «приземления» перевода на банковские счета. Кроме того, мы очень активно работаем с самыми популярными отечественными электронными кошельками. Сейчас мы планируем систематизировать остальные платежные услуги, которые у нас есть. У нас в моменте на старте – несколько сервисов, которые как раз представляют собой такие комплексные продукты, сочетающие в себе и переводную часть, и платежную часть, и уникальные возможности для клиентов самостоятельного управления сроками и каналами как отправки, так и доставки получателю средств. Готовим выход на рынок услуг для сегмента отечественных и зарубежных игроков электронной коммерции — полного единого комплекса обслуживания как операционной, так и расчетной части участников, включая платежные сервисы для клиентов – физических лиц. Активно сотрудничаем с зарубежными платежными системами.

Мы целенаправленно работаем в таком направлении — мы хотим, чтобы наши клиенты В2В сектора: как участники сети приема/выплаты переводов, так и получатели средств теперь увидели и знали нас прежде всего как оператора продуктовой кооперации сектора международных расчетных услуг.

- Когда вы собираетесь их выводить на рынок?

- В самое ближайшее время. Пока не могу все огласить, но в начале 2013 года мы рассчитываем обновить линейку наших услуг инновациями.

- По вашим ощущениям, закон о национальной платежной системе решил какие-то неясности на рынке платежей и переводов или, наоборот, добавил?

- В целом конструкции и механизмы рынка не претерпели изменений, но закон обеспечил им правовую ясность. Платежным системам и банкам закон, полагаю, помог. Тем паче, что платежный рынок и без того сложный, чтобы работать на нем, необходимы очень глубокие компетенции. Кстати, спасибо международным платежным системам, благодаря им в России выросла большая плеяда специалистов этой области.

- Вы имеете в виду VISA, Mastercard?

- Да, конечно. Закон о национальной платежной системе окончательно легитимизировал те модели, взаимоотношения, которые были привнесены на наш рынок этими крупнейшими мировыми участниками.

- Нет ощущения, что на рынке переводов тесновато?

- Нет. Это дает разнообразие. Есть зарубежные, мировые модели. Есть отечественные. Отечественная платежная система – это всегда авторский продукт. Он принципиально иной. Поэтому иностранные системы переводов, такие как Western Union, MoneyGram, мы особенно не рассматриваем как классических конкурентов. Мы традиционно сильны на постсоветском пространстве. Их коридоры – это в основном дальнее зарубежье, куда наши системы не дотянулись. Пока. В Европе очень много работает наших соотечественников, в Азии, даже в Австралии. Кстати, для отечественных систем это тоже интересное направление, и мы к нему присматриваемся.

- Основные направления денежных переводов России – страны постсоветского пространства?

- По-разному. Внутри России есть очень активные коридоры. Есть ряд регионов, которые генерируют очень много переводов внутри страны. Это север, это Москва, это южные регионы.

- Если не ошибаюсь, несколько лет назад одними из главных точек получения переводов из России в дальнем зарубежье были Кипр и Люксембург? А сейчас?

- Обобщенно, основные направления – это страны Европы, Израиль, США.

- А Китай?

- Китай – нет. Китай – сложный рынок, там много эксклюзивных особенностей, было бы, конечно, здорово всем рассказать: мы активно работаем с Китаем. Но есть страновые особенности. В Китае любые деньги, которые приходят на счет частному лицу (а там они могут приходить только на банковский счет), считаются доходом. И, соответственно, гражданин должен с каждого юаня заплатить налог. От кого бы ни пришли эти деньги – от мамы, от папы, без разницы. Это сокращает объемы рынка. Второй – работающие за границей китайцы предпочитают использовать диаспоральные каналы. Международными они, конечно, тоже пользуются, но мало. Пока ни один банк, реализовавший услугу для китайцев на том же банкомате, не может похвастаться популярностью сервиса и коммерческим успехом, это пока больше работает на PR составляющую.

- По моим ощущениям, лет шесть-семь назад основным инструментом конкуренции на рынке денежных переводов стало уменьшение комиссий и увеличение скорости. Комиссии упали до «неприличного» уровня, все помнят пресловутый один процент. Скорость возросла до буквально считанных минут…

Наталья Карачевцева, председатель правления НКО ЗАО «МИГОМ»
Фото: Альберт Тахавиев, Bankir.Ru

- Со скоростью картина следующая. У нас уже несколько лет перевод занимает не более одной минуты. В этом смысле, конечно, ни одна иностранная система за российскими не угонится. По ценам – услуги отечественных переводных систем значительно дешевле по отношению к услугам известных иностранных игроков…

Что касается знаменитого одного процента, это надо рассматривать как хороший маркетинговый ход, это всегда наличие пресловутой «звездочки» в тексте рекламы. Про демпинг и его цели на рынке переводов, по-моему, только ленивый не писал. Мы все прекрасно знаем уровень доходности этого бизнеса, мы все прекрасно знаем издержки каждой операции. И если действительно серьезно анализировать эти известные всем издержки, то достаточно легко посчитать, что комиссия в один процент – это работа в убыток. То есть – это маркетинг в чистом виде. Объективная цена перевода, на мой взгляд, – 1,5–2% от суммы.

- Одно время платежные системы традиционно консолидировались с банками. Сейчас популярен марьяж между системами денежных переводов и банками?

- Интересно, что у нас себя платежной системой называл любой, кто создавал или приобретал программное обеспечение, хоть мало-мальски способное обеспечить фронтальный процессинговый функционал. Как вы понимаете, это — в действительности не платежные системы и никогда ими не были.

Если же мы говорим о настоящих — реальных системах денежных переводов, то «сердце» системы, это прежде всего — расчетный механизм, который и ранее, и теперь обязан был обеспечивать участник, имеющий банковскую лицензию как минимум на расчеты. Это естественно, поскольку перевод денежных средств – это банковская операция. А закон в этом смысле наконец-то четко расставил все точки над «ё» – Оператором системы — то есть ее Организатором, определяющим правила системы, может быть любая организация, а вот расчеты осуществлять — то есть непосредственно денежки переводить, будьте любезны цивилизованно — через уполномоченные расчетные центры — то есть лицензированные регулятором организации. В общем, как и полагается – сапоги шить сапожнику, а пироги печь — пирожнику.

Кстати, НКО «МИГОМ» как оператор системы Migom – это тоже банк, расчетный банк с классической расчетной функцией, имеющий банковскую лицензию. «Контакт» изначально развивался на базе банка. «Юнистрим» сейчас независимый банк, но корнями из Юниаструмбанка. Пожалуй, только «Золотая корона» имеет небанковского оператора, но, естественно, тоже включает в свою структуру расчетный банк…

Будучи расчетным банком, мы видим в перспективе возможность создания на этой базе открытой, универсальной площадки для расчетов как в секторе классических, так и электронных платежных услуг для любого профиля клиентов — банков и не банков, физических лиц. В рамках своей лицензии мы можем открывать и вести любые банковские счета – юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, корреспондентские счета банков и осуществлять взаиморасчеты прямо внутри. За счет сотрудничества с дружественным банком — ЕТБ, мы имеем возможность выхода на большую корсеть иностранных банков. Это дает возможность оперировать многими инструментами, конвертировать валюты переводов внутри платежной системы в любые и т.д.

- Недавно я разговаривал с президентом Национального платежного совета Андреем Емелиным, и мы заговорили об игровых валютах, которые последнее время активно развиваются в мире. Вплоть до того, что игровые валюты могут выйти за пределы виртуальности и стать участниками рынка платежей…

- Если на все это смотреть системно, то это называется «электронные средства платежа». И я не вижу здесь никакой разницы в сравнении с электронными деньгами. Де-факто на рынке уже есть масса электронных валют. Если виртуальные операции будут подтверждены реальными финансами, то никаких рисков здесь нет. Наоборот, очень любопытная синергия может получиться.

- Что для вас, для вашего рынка является сегодня драйвером работы?

- Бурное технологическое развитие. Смена ландшафта. Это рождает риски, но создает и возможности. Как говорил, если не ошибаюсь, Мак-Артур, «в этом мире нет гарантий, есть только возможности». Минус – нет инфраструктуры. Хорошей стройной платежной инфраструктуры нет. Нет стандартизации.

Приведу простой пример. Наверняка вы пользуетесь каким-либо Интернет-магазином.

Вот вы сформировали заказ, и надо его оплатить. Заходим в «Оплатить». И что мы видим там? Мы видим целый зоопарк, тучу разных интерфейсов. С одной стороны – это стремление потрафить различным вкусам клиентов. С другой – создает путаницу.

А если у меня нет электронного кошелька? А если я живу не в Москве, не могу рассчитывать на курьера, и мне надо получать товар наложенным платежом? А какую систему оплаты выбрать?

В цивилизованных странах система оплаты унифицированная. Клиенту на самом деле абсолютно неважно, с кем у вас договор, через какую систему пойдет его платеж. Ему нужно единообразие цен и условий. Нужны простота, ясность и удобство. Поэтому нужна стандартизация.

К тому же далеко не любой клиент желает вообще копаться в разных системах. Это молодые, продвинутые пользователи современных гаджетов будут с интересом это делать. А деловой, занятой человек хочет проводить свои платежи удобно и быстро, не тратя лишний раз время и энергию.

- Кстати, на вашем рынке поколенческие проблемы как-то отражаются? В последнее время много говорят о смене потребительского поколения, о появлении поколения Y. Как обстоит дело с поколением Y как на вашем рынке?

- Почему мы видим такую хорошую перспективу в дистанционных сервисах? Молодежь очень активно использует мобильные гаджеты. Они являются главными рекрутами рынка дистанционных платежей. Это создает огромные перспективы рынка электронной коммерции, интернет-коммерции, а значит – и обслуживающих их платежных систем.

А то, насколько прогрессирует это поколение… Помню, как мой сын, еще когда ему не было и трех лет, сам включил компьютер и принял почту.

Для них это абсолютно естественные вещи. Им всему этому не надо учиться, поэтому прорыв новой генерации будет огромный, и мы уже его наблюдаем…

Электронная коммерция уже завоевала доминирующие позиции на рынке билетов. Даже мебель люди уже покупают в Интернете. Очень много нашими соотечественниками покупается товаров в иностранных интернет-магазинах. Продукты заказывают через Интернет в доставочных сервисах. Многие из нас живут в мегаполисах, где темп жизни и элементарные «пробки» на улицах подталкивают нас в сторону электронной коммерции.

- Но это не единственный вектор развития рынка. Попробуйте в ИКЕА купить что-то по Интернету. В жизни не согласятся. Они скажут: нам нужно, чтобы человек прошел физически по всем залам и купил всю ту ерундистику, которая там продается.

- Может быть. Но это скорее исключение, а все остальные идут в электронную коммерцию, на электронные площадки.

- В целом законодательство адекватно этому тренду?

- Да. Есть, конечно, некоторые шероховатости, но они те так значительны, и в моменте не мешают развитию. Серьезных препятствий нет. Российская платежная система готова прогрессировать и с технологической, и с юридической точек зрения.

- Не только у Migom, но и у вас лично – 20-летний юбилей работы на финансовом рынке. Вы сами проделали путь из классических банков в платежные системы. Здесь вам интереснее?

Наталья Карачевцева, председатель правления НКО ЗАО «МИГОМ»
Фото: Альберт Тахавиев, Bankir.Ru

- Для меня принципиального «перехода Рубикона» в этом не было. Как я уже говорила, в структуре любого оператора системы есть расчетный банк, который строится по банковским принципам, живет банковской жизнью…

Первым банком в моей профессиональной биографии был Астробанк – серьезный коммерческий банк на начало 90-х. Тогда очень немногие банки имели валютные лицензии, и Астробанк был в их числе. Этот банк был организован молодыми ребятами, которые получали образование в Великобритании. Это была интересная работа. Тогда практически весь Петербург, даже муниципальные комитеты держали у нас валютные счета. И мы очень серьезно и методично развивались. Очень мало кто знает, что мы были агентом Midland Bank Plc, который был одной из 4-х крупнейших банковских групп в Великобритании в течение всего 20 века, теперь это часть HSBC, и уже в 93-м году мы обслуживали в своих кассах держателей банковских карт международных платежных систем VISA и MC, выдавая наличные по картам любых иностранных эмитентов соответственно. Уже сейчас с трудом банкиры вспоминают, как выглядит импринтер. :)

Очень много в то время работала с корреспондентными счетами, у нас была большая сеть ностро счетов по всему миру.

Мне повезло активно работать в очень интересное время, на стыке 1990-х и 2000-х годов. Тогда формировалось многое из того, что сегодня определяется суть банковского бизнеса. Как раз возник ресурс Bankir.Ru, мне было очень интересно участвовать в развитии этого интернет-форума. С Михаилом Лапушинским мы участвовали на Retail banking awarlds в Лондоне, изучали их опыт банковских интернет-ресурсов.

- Вы успели серьезно поработать в банковском Петербурге и банковской Москве. Есть различия?

- Не думаю, что Петербург как-то принципиально отличается от других регионов страны. Московский банкинг – это прежде всего большие объемы.

Но у регионального банкинга есть одна, наверное, добрая особенность. В регионах нельзя быть, что называется, случайным человеком в профессии. Там это просто не получится. Там все на виду, там все всё знают, и профессиональная среда, особенно такая специфическая, как наша, представляет собой очень узкий круг. Нельзя прийти в другой банк и говорить о каких-то реализованных проектах, каких-то замечательных достижениях и так далее, если у всего этого нет реального подкрепления. В Москве, к сожалению, часто приходится наблюдать противоположную картину…

- Тем не менее я, например, с определенного времени зарекся иметь деловые отношения с петербуржцами. Попить кофе, пообщаться – пожалуйста, иметь дело – увольте. Слишком необязательный город, по моим ощущениям. Здесь с милой улыбкой подведут и не поморщатся…

- Знаете, мне, наверное, повезло. Я изначально работала в градообразующих банковских структурах, и у меня, слава Богу, были очень серьезные учителя. Говорят, Питер – город чиновничий, а Москва – купеческий. Это, в общем-то, так и остается. Банк «Санкт-Петербург» существует более ста лет, там банк – это аппарат, это армия, это дисциплина. И это в определенном смысле правильно. В банке как в аптеке – цена маленькой ошибки слишком высока. Это системная работа. Поэтому петербургские банкиры – люди очень системные и, не побоюсь этого слова, — высокопрофессиональные.

- Чем вы живете кроме работы?

- Кроме работы в моей жизни много места занимает семья. Совсем недавно мы отмечали золотую свадьбу моих родителей. Всем большим семейством собрались. У меня сын-студент. Он не пошел по моим стопам и выбрал специальность, которая еще в России практически не сформировалась, – режиссура мультимедиа. Сейчас он учится в Москве, а потом собирается продолжить образование за границей.

- А что любите делать?

- Очень люблю литературу, музыку, имея академическое музыкальное образование. Очень люблю путешествовать по нашей необъятной Родине. Я Родиной называю весь бывший Советский Союз. Четырнадцать лет своей жизни я прожила в Украине, восемнадцать лет жизни – в Санкт-Петербурге, поэтому для меня Родина – понятие очень большое. И за рубежом очень люблю путешествовать. Все возможные праздники, когда удается оторваться от работы. Но сейчас это происходит крайне редко. Migom активно развивается, и весь последний год у нас идет активная «перезагрузка». Поэтому вся наша команда сейчас находится в высокодинамичном ритме.


Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
1212
Finversia-TV
Основные курсы и котировки