Самое интересное от Яна Арта

Реформам нужны "либеральные деньги"

A A= A+ 01.04.2001
За минувшее десятилетие Татарстан прошел значительную эволюцию в своем развитии как социальное и экономическое сообщество.

В целом ее можно охарактеризовать как эволюцию от постсоциалистической структуры, управляемой соответственно административными методами, к… Рыночной? Либеральной? Постиндустриальной? Разумеется, нет. Такие термины по отношению к Татарстану применять пока рано. Вопрос в другом: степень продвижения к этим позициям. Сегодня можно констатировать, что Татарстан продемонстрировал собственную, инвариантную модель движения и оказался в числе потенциальных лидеров "забега" в рынок.

Начала "особого пути" лежит в 1991-1992 годах, когда Минтимер Шаймиев заявил о пресловутом "мягком вхождении в рынок", воспринятом тогда многими как политический консерватизм. Однако минувшее десятилетие показало, что "скачок в рынок", "жесткое вхождение" стране удались только с одной точки зрения – передела собственности. С точки зрения социального, экономического и во многом психологического состояния общества эта попытка не удалась или, по меньшей мере, не завершена.

Причем одной из главных проблем можно считать практическое отсутствие инвариантности развития. В общественном сознании и в управленческой практике России по ряду объективных и субъективных причин еще на старте 90-х утвердился и до сих пор доминирует единственный "рецепт" реформ - классическая доктрина либеральной экономики, а ее основным инструментом стала идеология ускоренного формирования свободного рынка за счет "сплошной" приватизации.

В ходе реформ 90-х стало ясно, что подобный подход не стал панацеей. Аналитики констатируют:

"Цена реформ в России оказывается значительно выше… именно потому, что российские реформаторы всерьез в реальной политике стали реализовывать три неизменных постулата неолиберальной ортодоксии, весьма сомнительных с точки зрения их применимости в переходных экономиках.

Первый постулат - "любое государственное вмешательство всегда вредит эффективному размещению ресурсов", то есть "ошибки государства всегда хуже ошибок рынка",

Второй постулат - государственная собственность в принципе неэффективна, поэтому надо приватизировать ее как можно быстрее".

Третий постулат - "любое изменение общего уровня цен всегда происходит только вследствие сдвигов в объеме денежной массы". (из доклада "Десять лет системной трансформации в странах ЦВЕ и в России: итоги и уроки", авторский коллектив ИМЭПИ РАН в составе: Р. Гринберг, Н. Бухарин, И. Орлик, Б. Шмелев).

К схожим выводам, кстати, пришли экономисты стран Центральной и Восточной Европы (бывший "соцлагерь"), хотя, казалось бы, им проще – большая адаптированность к Европе, меньшая психологическая зависимость людей от коммунистической идеологии, меньший размер стран (Европе просто легче "переварить" их) и проч.

Многие экономисты пришли к выводу: приватизация экономики не является инструментом экономического роста без синхронного формирования соответствующих рыночных институтов, в частности - конкуренции, а сама конкуренция не формируется в результате приватизации без экономического стимулирования со стороны государства и стимулирования развития конкурентоспособности.

То же самое можно отнести и к социальной сфере, инфраструктуре, политическому "ландшафту" (развитие многопартийности, становление гражданского общество, развитие либеральных, негосударственных институтов общественной жизни).

Татарстан пошел более медленным, эволюционным путем. Его основные "дорожные вехи" известны:

  • общероссийская либерализация цен коррелировалась в Татарстане региональным регулированием цен на основные продукты питания, производимые в республике;
  • общероссийская политика приватизации регулировалась в Татарстане за счет выпуска республиканских приватизационных чеков и трехлетнего моратория на право продажи акций приватизированных предприятий;
  • социальная "цена" экономического реформирования для населения смягчена целостной системой социальной защиты населения, в рамках которой сформировалась система социальных стандартов, в том числе потребительских бюджетов;
  • было усилено дотирование сельского хозяйства (до 25% расходной части бюджета региона) с тем, чтобы сохранить потенциал аграрного производства (в том числе – убыточный на тот момент времени) и обеспечить сравнительно низкие цены на продукты питания, входящие в минимальную потребительскую корзину;
  • за счет поступлений в бюджет от продажи нефти и нефтепродуктов (объективное стратегическое преимущество региона) в отношении бюджетообразующих предприятий региона проводилась политика патернализма. Причем политика патернализма, динамичная в своем развитии: на этапе вхождения в кризис - комплекс протекционистских мер (экстенсивная форма поддержки), на этапе выхода из кризиса - комплекс антикризисных мер (интенсивная форма поддержки).

В результате к середине 1990-х годов Татарстан (в опережение большинства регионов России) сумел преодолеть основные негативные тенденции в экономике, стабилизировать социальное и экономическое положение и начать реализацию политики государственного регулирования экономического и социального развития региона. Отметим наиболее "знаковые" результаты:

  • компания "Татнефть" первой в России начала рост объемов добычи нефти (после общероссийского спада в отрасли 1990-х годов), обеспечивая соответственно рост поступлений налогов в бюджеты всех уровней (региональный, федеральный);
  • сохранен нефтехимический комплекс республики, в настоящее время системно развивающий производства, связанные с увеличением глубины переработки нефти;
  • после пожара 1993 года и долгового кризиса возобновило работу, реструктуировало долги и наращивает объемы производства акционерное общество "КамАЗ";
  • сохранен потенциал авиапромышленного производства и начался выпуск новой продукции в отрасли;
  • сформированы рыночные механизмы привлечения финансовых потоков в экономику;
  • осуществлена национализация алкогольного производства, с целью расширения базы доходной части бюджета;
  • сохранены объемы аграрного производства на уровне, позволяющем обеспечить продовольственную безопасность республики.

Таким образом достигнуты три цели.

Первое. Максимально сохранен экономический потенциал региона. В 2000 году Татарстан достиг объемов производства в 80% от знакового для страны 1990 года и занял 4-е место среди регионов Федерации по объему промышленного производства, 8-е место по удельному весу ВРП. Регион занимает лидирующие позиции в инвестиционном процессе, продуктивности аграрного производства, удельной прибыли, экспортно-импортных отношениях. При этом речь идет отнюдь не о цифрах", "сделанных" исключительно нефтью. Экономический анализ показывает, что сегодня (с издержками, разумеется) "поднимается" целый ряд отраслей, включая самую проблемную для России – машиностроительный комплекс.

Второе. В результате экономической политики в регионе сформирована достаточно устойчивая экономическая база для профицитного бюджета – основного "ресурса развития" на сегодня, пока "либеральные" деньги еще не "играют" в полной мере. Соответственно Татарстан смог обеспечить относительно высокое развитие инфраструктуры и социальной сферы. В сравнении с регионами России – опережающее развитие, причем с нарастающими темпами. Причем речь идет не только об, условно говоря, "текущих обязанностях" государства в этой области, но и о реализации системных программ, таких как система адресной социальной защиты, газификация, ликвидация ветхого жилья, информатизация и т.п.

Третье. За это время в Татарстане отработаны инновационные (во всяком случае, для Российской Федерации) управленческие технологии, как локального, так и стратегического характера. В этом ряду: система социальных норм и стандартов, кодификатор функций государственного управления, маржинальный анализ и паспортизация хозяйствующих субъектов и территорий, практика формирования расходной части бюджета на нормативной основе, система индикативного управления. В совокупности они представляют комплексный механизм, технологически обеспечивающий эволюцию Татарстана от административных к рыночным методам управления.

Однако все это – только "оболочка". Реально подобная эволюция невозможна, если у "рыночного" управления не появится устойчивой базы. В чем она состоит, очевидно. По аналогии: если для административного управления в регионе создан "ресурс развития" – относительно устойчивая экономическая база профицитного бюджета, то для развития либерального (то есть всех негосударственных институтов общества) необходим аналогичный ресурс – свободные, либеральные деньги.

В системе привычной терминологии это можно назвать "вторым ресурсом" развития по рыночному пути. Но по большому счету, с точки зрения долгосрочной перспективы, это – не просто что-то вроде "второй ноги" государства, это – главное.

Государству предстоит "уйти" из многих сфер экономики и, соответственно, снять с себя оставшиеся в наследство от социализма обязанности всеобщего "папы". Его функции остаются функциями социального обслуживания населения, а с точки зрения движения общества его главным способом становится саморазвитие.

Это – теория. На практике "уход" государства может образовать системный вакуум, в который провалятся и экономика, и политика, и социальная система. Необходимо синхронное замещение "ухода" государства либеральными конструкциями. Механизмом такого "замещения" может стать программа поддержки предпринимательства.

В рамках программы решаются задачи:

  • за счет минимизации контроля государственных органов над предпринимательской деятельность (идеология "презумпции невиновности предпринимателя"), упрощения регистрационных, отчетных, юридических условий предпринимательской деятельности (с одновременным переходом на компьютерные информационные технологии), обеспечения доступа частного бизнеса к сырьевым и финансовым ресурсам, государственным заказам и т.п. стимулировать интенсивный рост предпринимательства;
  • за счет полной приватизации оставшихся в государственной деятельности хозяйственных объектов государство должно полностью "уйти" из ряда сфер экономики (торговля, общественное питание, сервисное обслуживание, малотоннажная нефтехимия, переработка аграрной продукции и др.);
  • за счет продажи частному бизнесу ряда хозяйственных объектов и формирования рыночной системы управления госпакетами акций предприятий, в которых "остается" (в прямом госуправлении остаются только учреждения и казенные заводы), государство "снимает нагрузку" по функциям экономического менеджмента и использует в дальнейшем только "классический" инструментарий власти в регулировании экономических процессов - тарифы, лицензии, налоги, акцизы и другие методы воздействия, равномерно влияющие на все предприятия независимо от формы собственности и конкретного собственника;
  • за счет создания оптимальных условий для развития частного бизнеса идет сокращение "серого рынка" труда и "возвращения" его субъектов как участников социальной жизни и как участников базы налогообложения.

Есть еще целый ряд изменений "второго плана". Площадь медийного материала не позволяет подробно проанализировать все потенциальные изменения, активируемые этой программой, поэтому вкратце обозначим лишь наиболее принципиальные.

Во-первых, одним из результатов должна стать замена "экономики производства" "экономикой потребления". Модель постиндустриального общества подразумевает доминант сферы обслуживания над сферой производства. Развитие малого и среднего предпринимательства, традиционно более связанного со сферой обслуживания, позволяет начать постепенную переориентацию массы трудоспособного населения от производства к обслуживанию. В этой ситуации задача государства: оптимизировать пути такой переориентации (в том числе средствами структуры образования).

Во-вторых (и, возможно, это главное), стимулируется развитие "стартового" уровня общественной самодостаточности - самодостаточность отдельных граждан. Понятно, что радикальное расширение сферы частного предпринимательства вовлекает в данную сферу большее количество людей. Это означает формирование "предпринимательского" (самостоятельный) типа социальной психологии, который сегодня называют еще термином "антрепренерский" (умение не только работать, но и продавать на рынке труда свой труд). Это и есть (и с точки зрения уровня жизни и с точки зрения психологии) тот самый пресловутый "средний класс", о необходимости которого реформаторы твердят больше, чем большевики о революции. Соответственно, это и есть основа для развития политической структуры общества, включая партийную.

В-третьих, в результате появления массы людей с доходами "среднего класса" можно будет говорить об активизации потребительского рынка, а значит, государство еще более облегчит свой "уход" из экономики, оставляя "вместо себя" куда более мощный, чем любые указы, законы и политические решения, способ поддержки экономики - спрос.

Если же говорить о долгосрочной перспективе, то программа развития предпринимательства – программа политическая. Формула "политика есть концентрированное выражение экономики", судя по всему, выдерживает испытание времени вне идеологий. Соответственно, все вышеперечисленные изменения вызовут кардинальное изменение самих принципов построения власти. Принципиально эта эволюция выглядит так: функции государства эволюционно "сужаются" до классических функций государства постиндустриального общества и становятся функциями социального обслуживания населения. Соответственно формируется цель государства - повышение качества жизни населения, осуществляемая через миссию государства - обеспечение общественной самодостаточности (безопасности).

Качество жизни населения региона является основным показателем его конкурентоспособности как единого целого. Причем регион конкуренто­способен, если в ней не только достигнуто более высокое качество жизни, но и устойчиво наличествуют более высокие темпы его прироста.

Разумеется, все вышеизложенное – "модельные" построения. Древо жизни, как известно, "пышно зеленеет"…

ВСТАВКИ В ТЕКСТ:

Развитие Татарстана в минувшие десять лет (1991-2001 годы) в системе терминов идеологически окрашенных оценок выглядит так:

  • от политики "мягкого вхождения в рынок"  до стратегии развития предпринимательства, либерализации экономики и "ухода" государства из неприсущих ему функциональных сфер;
  • от идеологии патерналистской социальной защиты до идеологии стимулирования роста личных доходов населения;
  • от ярлыка "острова социализма" (определения ряда российских газет в 1991-1993 годах) до названия "острова прагматизма" (определение газеты "Файнешнл таймс" в 1995 году).

Сравнительная характеристика развития инфраструктуры Татарстана:

  • ввод в действие автодорог с твердым покрытием - 373 на 10.000 кв.км. площади (в среднем РФ - 36);
  • ввод в действие жилых домов - 10796 кв.м. на 10.000 человек (в среднем в РФ - 2108);
  • ввод в действие общеобразовательных учреждений - 39 ученических мест на 10.000 человек (в среднем в РФ – 8);
  • ввод в действие больничных учреждений - 31 койка на 10.000 человек (в среднем в РФ – 8);
  • уровень телефонизации: по основным показателям телефонизации Республика Татарстан среди регионов Российской Федерации переместилась с 68 на 32  место.

Кроме того, в Татарстане динамично и с опережением среднероссийского уровня развиваются отрасли инфраструктуры, считающиеся показателями развития постиндустриальной модели общества, - уровень компьютеризации, уровень интернет-коммуникаций, уровень развития мобильной телефонной связи и т.д.

Сравнительная характеристика "социального самочувствия" в Татарстане:

  • опережающий в сравнении с большинством регионов ПФО и РФ рост уровня потребления экономических благ;
  • сравнительно высокие характеристики "качества жизни" (по основным показателям): 1. соотношение средней зарплаты к стоимости минимального набора продуктов: в Татарстане – 4,6 (стоимость минимального набора составляет 920,8 руб.), в целом по РФ – 4,2 (стоимость минимального набора составляет 1285 руб.); 2. соотношение средних денежных доходов к прожиточному минимуму: в Татарстане – 2,8, в целом по РФ – 2,5;
  • опережающий в сравнении с регионами ПФО и РФ рост средней заработной платы (годовой темп – 57%);
  • высокая привлекательность региона: в 1993-2000 годах прибыль населения в Татарстане в результате положительного сальдо миграции составила около 124.000 человек;
  • более благополучный в сравнении с регионами ПФО и РФ уровень занятости: уровень безработицы в Татарстане составляет 1,04% от численности экономически активного населения (в среднем по РФ – 1,4% от численности экономически активного населения);
  • более благополучное в сравнении с регионами ПФО и РФ соотношение между общей численностью населения и численностью граждан с доходами, ниже прожиточного минимума: по данным на 1-й квартал 2001 года в Татарстане численность лиц с доходами, ниже прожиточного минимума, составляет 680 тыс. человек – 18% от общей численности населения, в целом по Российской Федерации численность лиц с доходами, ниже прожиточного минимума, составляет 54,4 млн. человек – 37,3% от общей численности населения, в Самарской области – 22,97%, в Нижегородской области – 24,47%, в Ульяновской области – 32,32%, в Республике Башкортостан – 27,38%, в Удмуртской республике – 32,6%, в Республике Мордовия – 62,92%, в Республике Марий Эл – 65,21%).

Равиль МУРАТОВ, первый вице-премьер Татарстана, председатель Республиканской межведомственной комиссии по экономическим и социальным реформам:

…Сверхзадача ясна. В Татарстане, как и в целом в России, малым и средним предпринимательством создается около 10 процентов валового продукта. В странах "Общего рынка" и Японии – от 52 до 65 процентов, в Соединенных Штатах – более 70 процентов. Соответственно, также выглядит соотношение и в базах национальных бюджетов, в векторе приложения сил экономически активного населения. Вот реальное место малого и среднего бизнеса в современном, постиндустриальном обществе. Думается, многие другие комментарии относительно того, что такое предпринимательство и каково его место в общественных и экономических процессах, на фоне этих цифр просто излишни.

Сергей КОГОГИН, вице-премьер, министр экономики и промышленности Татарстана:

…Я вообще против такого термина, как "малое предпринимательство". Бизнес определяется не размерами. Надо создавать условия для его развития, и если из малого он перерастет в средний, из среднего – в крупный, то это можно лишь приветствовать. Последние решения кабинета направлены на то, чтобы поддержать развитие наиболее интересных предпринимательских проектов. Одновременно правительственная команда во главе с первым вице-премьером Равилем Муратовым занимается своего рода "расчисткой дороги" перед предпринимательством. Нынешняя работа по формированию системы регистрации "в одно окно" – на самом дело что-то вроде локомотива, который потянет за собой радикальные изменения в области отчетности, проверок со стороны государственных органов и так далее – по всей цепочки взаимодействия частного бизнеса и государства.

журнал «Бизнес-курс» (Казань) – апрель-июнь 2001 года


Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
1513
Finversia-TV
Banners_Model_Settings:showGroup(38)