Самое интересное от Яна Арта

Горячая осень 93-го

A A= A+ 16.10.1993
Десять дней, как мы потрясли мир

Десять дней минуло с тех пор, как в результате очередной "октябрьской революции" в Москве пролилась кровь. Слишком малый срок, чтобы полностью осознать - что же с нами произошло. Слишком большой, чтобы не понять ничего.

"Горячие точки". Когда-то это словосочетание в применении к еще недавно столь спокойной и знакомой стране заставляло как минимум вздрогнуть. Карабах, Ферганская долина, Приднестровье. Кровожадный дух мрачного средневековья словно прорвался сквозь время в XX век, изумляя, убивая, заставляя людей сходить с ума и хвататься за топоры. А мы, нехватавшиеся, сидя у телеэкранов, самым сильным потрясением от которых было сообщение о смерти очередного "кремлевского старца", помните, оборачивались в удивлении друг к другу: "Ну надо же, у нас такое!"

Затем наступили адаптация, усталость, равнодушие. Загорелось много и везде - к прежним пожарам добавились Таджикистан, афганская граница, Абхазия, Грузия, весь северокавказский пояс. Термин "горячие точки" отставлен. Журналисты (появился целый жанр, анализирующий, интервьюирующий, прогнозирующий это бессмысленное кровопролитие) ныне пользуются причесанными политикообразными обозначениями: конфликт, антагонизм, столкновение интересов. Но во все времена это безумие называлось просто - война.

Какая политика?! Танки на улицах - это война, выстрел, пусть даже одиночный, - убийство, "антагонизм", оставляющий бездомными детей и женщин, - подлость. Все вместе - преступление.

Еще совсем недавно в журналистике, избавляющейся от комплекса провинциальности, была традиция - своими глазами видеть эту войну. Потом, после августа 91-го, правило это как-то тихо умерло. Времена другие. "Бутербродная журналистика" вокруг банкетов, презентаций и конференций, квазиполитология вокруг квазиполитики затмили собой остальное.

Мы все забыли. Вернее, сделали вид, что забыли. Потому что даже тогда, когда все это началось у нас - в Советском Союзе - даже тогда нас успокаивала назойливая обывательская мыслишка: это все где-то там, "на юге", что с них взять - дикари. В России - все по-другому.

И вот теперь война пришла в Россию. В самое сердце - в причесанную, цивилизованную, модную, так старающуюся походить на Европу Москву. И жестоко и ясно показала: у нас все будет так же...

Если... Если не опомниться, не исправить все, что натворили, и перестать держаться за былые догмы, которые перед своей смертью стараются убивать нас.

Один мой знакомый сказал в эти дни: может быть, это возмездие? За ту самую "руку Москвы", которая так или иначе что-то тасовала там, "на юге"? За Прагу 68-го и Кабул 79-го?

Может быть и так. Только это не утешает. Потому что когда-то надо ставить точку и в победах и в искуплениях. В эти дни газеты перефразировали ленинскую фразу: "Демократия только тогда хоть что-нибудь стоит, когда она умеет защищаться". Нет, не так. Демократия, страна, общество только тогда хоть что-нибудь стоят, когда они умеют защищать.

Газета «Известия Татарстана» (Казань), 16 октября 1993 года


Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
817
Finversia-TV