Самое интересное от Яна Арта

За рупь

A A= A+ 02.04.2012

Финансовая политика в России остается смесью социального компромисса, демагогии и нефтяного «ничегонеделанья».

Накануне 1 апреля в Москве был проведен митинг «Сильный рубль – сильная Россия». Причем это не было первоапрельской штукой. Организаторы митинга искренне собирали участников именно с этой целью – поддержать политику укрепления курса рубля и выступить против всяких поползновений в сторону его снижения. Рассказывая о том, как обменивал рубль в зарубежной поездке, один из участников митинга сказал, что в этот момент был горд за свою страну.

Ни в коем случае не хочу усомниться в искренности чаяний и патриотических чувств организаторов митинга. Но, честно говоря, сама постановка вопроса привела меня в крайнее смущение. Сильный рубль – значит, сильная Россия? Какая связь?

В разгар кризиса 2008–2009 года израильские предприниматели угрожали своему правительству забастовкой в случае, если власти не предпримут усилий к ослаблению курса шекеля. Сильный шекель приведет к ослаблению израильской экономики, говорили они. Логика понятна: при дальнейшем повышении курса шекеля израильские товары стали бы неконкурентоспособными на мировом рынке.

Эта же логика заставляет Банк Японии десятилетиями предпринимать валютные интервенции, направленные на снижение курса иены, и определяет валютную политику многих стран мира. Сильных стран мира, дополним для ясности.

И единственная страна, у которой логика совсем иная, – Россия.

Тогда давайте определимся в дефинициях. В чем мы ищем силу? В возможности выменять на рубль побольше валюты и оставить ее в заграничных вояжах, в ресторанах и торговых центрах «слабых» стран? В возможности на полученную зарплату побольше закупить импортных продуктов, автомобилей, мебели, бытовой техники и т.п.? Или – в возможности более эффективной реализации производимых нами товаров, продуктов и услуг?

Если в первом, тогда мы на верном пути. Нам позарез нужен сильный рубль – для сильного потребления. Вот только если наши товары, продукты и услуги абсолютно неконкурентны, тогда что же должно стать источником этих самых «сильных» рублей? Ах да, нефть и газ. Пока они есть, пока они в цене – мы сильные. И – мы гордимся такой страной?

На днях агентство Standard & Poor's предупредило о том, что, если цены на нефть упадут, рейтинг России будет снижен. Гордимся?  Речь о рейтинге страны или о рейтинге нефтебазы?

Из России за прошлый год выведено $84 млрд. Гордимся? А почему они выведены, если курс рубля – силен и полон драйва как бык, наевшийся гороха?

Мы вступаем в ВТО, и «сильный» рубль позволит покупать побольше товаров из «слабых» стран, но – прикончит собственный бизнес (кроме нефтегазового, разумеется, и обслуживающего нефть и газ).

Инвестиции в стране – на уровне инфляции (около 6%), прирост ВВП – чуть более 4%, денежная масса в России выросла на 25%.

Все ОК? Гордимся? Разговоры о «нефтяной игле», на которой сидит вся Россия, давно стали общим местом, но мало кто напоминает, что сегодня эта зависимость достигла такого апогея, что скатиться с него можно только кубарем – причем не только в экономическом, но и в социально-политическом смысле. Не так давно об этом говорил Александр Лебедев в своем блоге.

А что, собственно, может представлять собой попытка слезть с «нефтяной иглы»? Прежде всего и ранее всего, как выразился бы Ленин, – курс на ослабление рубля, который даст шанс российскому (производящему) бизнесу подняться с колен. Да, по бизнесу торговому, по интересам многочисленных владельцев торговых центров, мега-моллов, гига-центров и проч. это нанесет ощутимый удар. Да, всем нам придется осознанно смириться с необходимостью жить немного скромнее, потреблять чуть меньше автомобилей, стройматериалов, ИКЕАвских комодов и торшеров и т.д. и т.п. Возможно (страшно сказать!) даже придется смирить инфантильную гордость за отечество при оплате счетов в турциях и италиях. Готовы ли мы?

И – готовы ли кормчие на этот шаг? Разговоры о девальвации рубля в нашей стране наказываются – почти трехлетней давности история с выводом Анатолия Аксакова из состава Национального банковского совета хорошо иллюстрирует это. А о повышении пенсионного возраста пока рискнул заикнуться лишь Алексей Кудрин, будучи экс-министром. Но – тема-то уже обсуждается. Хотя всего лишь пару месяцев назад, когда автор этих строк рискнул перевести предвыборные речи премьера как прямой намек на увеличение пенсионного возраста, целая куча витий кричала: «Да с чего вы это взяли? Да где вы это увидели?»

Сильная Россия? К ней ведут два неприятных шага – девальвация и увеличение пенсионного возраста. Чтобы их сделать, надо быть Столыпиным или Черчиллем. Но есть и другой вариант. Сама нефть заставит их сделать, но уже – пинком под зад.


Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
513
Finversia-TV
Основные курсы и котировки