Самое интересное от Яна Арта

Не бойся, я с тобой?

A A= A+ 28.08.2023
Разблокировка активов российских инвесторов.

Разблокировка активов российских инвесторов стала одной из самых горячих тем последней недели. Этим полны как официальные СМИ, так и независимые инвестиционные каналы.

Меня часто спрашивают сейчас: почему я не высказался на тему такого радостного для инвесторов известия?

К сожалению, потому, что пока нет повода для радости и оптимизма. Давайте пройдем по пунктам.

Заголовки публикаций, посвященные этой теме, полны бодрости. Например, в «Коммерсанте»: «Минфин анонсировал запуск обмена замороженными активами». «Эксперт»: «Обмен пленными активами». Куда сдержаннее «Известия»: «Удастся ли РФ разморозить часть своих активов». Здесь уже с сомнением и появляется вводное слово – «часть». Но публика в эйфории, блогеры наперегонки радуют своих читателей и зрителей пересказом этой новости.

Посмотрим на ситуацию пристальней.

* * *

Пункт первый. Обратим внимание на цифры. Министр финансов России Антон Силуанов сообщил, что на данный момент Западом заблокированы активы более 3,5 млн российских граждан на общую сумму 1,5 трлн. руб (всего российские активы на Западе заблокированы на сумму 5,7 трлн. рублей).

При этом на первом этапе, как сказал Силуанов, предполагается разблокировать счета иностранных инвесторов примерно на 100 млрд рублей. Значит, коль скоро речь идет об обмене, ровно настолько же могут быть в лучшем случае разблокированы активы российских инвесторов. Или – на сравнимую сумму, коль скоро речь идет об «Обмене». Иными словами, около 7% от всех активов частных лиц. Вопрос: какова вероятность, что это коснется ШИРОКОЙ массы российских инвесторов? Ответ, очевиден: скорее всего, нет, коснется лишь только отдельных персон.

* * *

Пункт второй. Что за персоны? Если 1,5 трлн. рублей разделить на 3,5 млн. инвесторов, получается, что средний чек инвестиций одного российского инвестора в заблокированные активы составляет порядка 0,5 млн. рублей. Но статистика Московской биржи и СПБ-биржи неумолимо свидетельствует: большинство инвесторов работают с куда меньшими суммами. Так что можно предположить, что у большинства из 3,5 млн. россиян заблокированы намного меньшие суммы (чем полмиллиона) и только у нескольких тысяч инвесторов – многомиллионные и миллиардные счета.

Но если считать всех инвесторов вместе, то получается как в старом анекдоте про мальчика, который продавал на перроне паштет из рябчиков. «Правда, что ли, из рябчиков?» – усомнился пассажир. «Ну, если честно, то с примесью конины», – признается продавец. «И какое соотношение?» – интересуется пассажир. «Все по-честному, пополам: один рябчик – один конь».

* * *

Пункт третий. Означает ли готовность российской стороны начать разблокировку аналогичную готовность с противоположенной стороны? «Холодный душ» уже пролился – выясняется, что власти и финансовые организации Евросоюза (в частности – главные виновники проблемы, европейские депозитарии Euroclear и Сlearstream) заявляют, что переговоры с Россией на тему разблокировки активов НЕ ведутся.

Более того, ведь в информации, которую озвучил министр финансов Антон Силуанов, не было ни слова о начале разблокировки. Министр сообщил лишь, что «правительство и Банк России подготовили проект указа о разблокировке части иностранных активов для обмена на российские». То есть речь не о самом процессе, а о подготовке механизма, инструмента для него. Но наличие молотка вовсе не означает, что гвоздь будет вбит. И министр в своем заявлении и не говорил об этом, все по-честному.

Сразу возникает вопрос: с чего вдруг решили, что даже если Россия подготовит такой механизм, то Запад его примет? С какой стати могла возникнуть такая уверенность? Только лишь потому, что один из участников готов? Но согласие, как известно, есть продукт непротивления сторон.

* * *

Пункт четвертый. Пока, к сожалению, на Западе о перспективах разблокировки активов российских инвесторов говорят исключительно в ультимативной форме. Например, советник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан заявил, что российские активы в США, Британии, Франции, Германии и Италии могут быть разблокированы ТОЛЬКО при условии, что Россия возместит Украине ущерб, причиненный военными действиями. Речь, правда, идет исключительно о суверенных, то есть о государственных активах, но де-факто заблокированными остаются и активы бизнеса, и активы частных лиц.

Официально о солидарной с государством ответственности частных лиц на Западе, конечно, никто не говорит: свободы личности здесь свято чтут. Но на деле все россияне оказались в заложниках межгосударственного конфликта.

Результатом этого заложничества, правда, может стать возникновение стокгольмского синдрома, но нынешние политики в Америке и Европе вряд ли над этим задумываются. В конце концов, «ты виноват уже тем, что хочется мне кушать» – это же не только про Россию…

Так что, полагаю, российским инвесторам, тем самым миллионам самых обычных (с точки зрения размера капитала) людей, увы, рано проникаться оптимизмом по поводу своих заблокированных инвестиций. Мы – заложники. Нас не спрашивают, когда принимают решения, – но на нас возлагают ответственность, когда что-то пошло не так. Нас не зовут на переговоры – нас наказывают за их неудачу.

И не стоит строить иллюзий – наша ответственность и наше заложничество вовсе не является солидарными с теми, кто был и остается «капитанами» российской экономики.

Когда я в одном из обзоров упомянул о том, что с Олега Тинькова сняли санкции, а на миллионы клиентов Тинькофф банка санкции по сути наложили, в комментариях мне писали: «как вам не стыдно», «это подло», «Тиньков давно не имеет отношения к банку». Все верно, не имеет. Он хороший, он такой один, он не виноват, поэтому его активы и возможности на Западе разблокированы. Зато миллионы безымянных россиян – они виноваты и пусть отвечают за все.

История повторяется. Теперь уже основатель Яндекса Аркадий Волож попросил Евросоюз снять с него санкции. Как пишут в прессе, «он (Волож) очень переживает из-за санкций и своей репутации. Он действительно против войны и хотел заявить об этом с самого начала».

Вот так. Вы тоже переживаете? Но разница в том, что о ваших переживаниях не будут писать ни Financial Times, ни «Коммерсант». Переживайте молча.

Как отмечает Financial Times, (цитирую) «санкции ЕС могут быть сняты после того, как государства-члены союза согласятся с тем, что существуют «убедительные доказательства» того, что физическое или юридическое лицо «больше не соответствует критериям санкций».

Но миллионы российских инвесторов НЕ включены в санкционные списки. И дело даже не в презумпции невиновности – эти миллионы не смогут ничего доказать, потому что их никто ни в какие списки не включал. Они наказаны оптом, заодно с российскими государственными миллиардами и отечественными олигархами… Только лишены возможности и доказывать, и переживать…

Так что по части разблокировки активов – радоваться, к сожалению, рано. Но форс-мажоры и целые стаи «черных лебедей» стали уже привычными для нашей жизни. Все, что нас не убивает, снова и снова делает нас сильнее. Поэтому – продолжаем жить. И даже инвестировать…

Finversia.ru, 28 августа 2023


Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
701