Самое интересное от Яна Арта

Африка нам поможет. Как спекулянты за бюджет радели

A A= A+ 06.02.2023
«Потолок цен» на нефтепродукты из России. Почему не падают цены на бензин. Бедность в России – как считать будем? Безусловный базовый доход для россиян. Банковские вклады для бедных. Уход денег из России. Каким же будет курс рубля. Зарплата мечты россиян и надежда на Африку.

1.

«Российский рынок устремился вверх!», «Подъем экономики», «Началось ралли российских акций» – довольно типичные заголовки последних дней.

Успешный успех совпал по времени с решением так называемого «коллективного Запада» по эмбарго на российские нефтепродукты. Совет Евросоюза согласовал «потолок цен» на российские нефтепродукты. Согласован он на весьма выгодном для России уровне – по некоторым позициям до $100 за баррель. Одновременно министр финансов США Джанет Йеллен подписала распоряжение об установлении со стороны США симметричного «потолка цен» на нефтепродукты из России.

«Потолок цен» на нефтепродукты установили те же страны, что ранее приняли «потолок цен» на экспорт сырой нефти из России, то есть США, Канада, Австралия, Франция, Германия, Италия, Япония и Британия.

А дальше наступает дихотомия. С одной стороны – это означает, что Россия продолжит поставлять сырье и нефтепродукты на мировые рынки. Это в одночасье подвинуло вверх российский фондовый рынок и дало законный повод для вышеназванных оптимистичных заголовков. С другой стороны – встает вопрос, как сохранить лицо? На идею установить «потолок цен» на нефть минувшей осенью Москва реагировала негативно, заявляя, что не позволит устраивать диктат. С другой стороны – «враги» предлагают цены бОльшие или как минимум не меньшие, чем «друзья», которые берут российское сырье с дисконтом. А бюджет России с расширяющимся дефицитом остро нуждается в подпитке от сырьевого экспорта.

Так что в этот раз на страницах СМИ не появилось сообщений на тему отказа от торговли с теми, кто устанавливает диктат цен. Видимо, экономические рациональные соображения возобладали. И это логично – вопрос «Как же Европа встретит зиму без российского газа?» уже закрыт. На повестке дня – вопрос «Как же Россия встретит весну без поступлений в бюджет?» Будем надеяться, что ответом займется разум, а не эмоция. Хотя, конечно, эмоцию действия «коллективного Запада» тоже вызывают.

2.

Однако все это – высокая политика и высшая макроэкономика, а авторов и зрителей программы «1001 секунда об экономике» намного больше интересует: какое все это отношение будет иметь к нашей скромной микроэкономической жизни? Хорошие последствия очевидны – бюджет будет немного наполняться с экспорта нефтепродуктов. Но есть и плохие. О тех плохих последствиях, которые не для нас, изданию «Аргументы и Факты» поведал директор института народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук Александр Широв. По его словам, от «потолка цен» проиграют потребители в странах Запада. А если Россия больше будет оставлять нефтепродуктов себе, то вообще возникнет дефицит ценного сырья. В общем, Запад опять «выстрелил себе в ногу».

А что у нас с ногами? А у нас, как мог предположить настоящий патриот, будет только лучше, потому что бензин и дизтопливо останутся на внутреннем рынке, их будет много и поэтому цены упадут. Теоретически логичное предположение, но вот докука: никто из ныне живущих не помнит, чтобы цены на бензин когда-нибудь падали. И так поворачивался сюжет в мировой экономике, и эдак, цены на нефть взлетали до $120 за баррель и падали до $0 за баррель – а бензин в России неуклонно подрастал в цене. И эта неизменность – главная загадка отечественной экономики. Максимум, чему радовались по этой части, – это если какое-то время цены на топливо то в одном, то в другом регионе России неделю, другую держались на одном уровне.

Вот и сейчас ни снижение цен на нефть на мировых рынках, ни сокращение поставок нефти и нефтепродуктов на экспорт не изменят цены на бензин. Почему – это толково пояснили уже упомянутые «Аргументы и Факты»: потому что из каждых 100 рублей, уплаченных нами на автозаправочных станциях, только 18 рублей – стоимость самого топлива, 13 рублей – логистика и торговая наценка, а 69 рублей – налоги и акцизы.

Так что надежду на снижение цен на топливо, которое часто подпитывает и рост цен на продукты, следует оставить. Ну, или попросить Москву в ответ на происки Запада с «потолком цен» ввести какой-нибудь «потолок налогов», запрятанных в цену топлива. Но это же – не наш метод!

Посему позволим себе расширить вывод г-на Широва: действительно, от «этого» проиграет потребитель, но не только европейский…

3.

Естественным образом переходим к нелегкой экономической судьбе россиян. Как заявил гарвардский профессор, а в прошлом главный экономист МВФ Кеннет Рогофф, санкции в отношении России могут резко усилить «невероятную бедность» в стране. По мнению профессора, с точки зрения бедности Россия движется в направлении Ирана. Кубы, Венесуэлы и Северной Кореи.

Но не спешите считать это заявление «пропагандистскими происками» супостатов. По двум причинам. Первая причина – на том же форуме в Давосе, где было сделано это заявление, говорили и об угрозе обеднения всего мира. Как отмечено в докладе международной организации Oxfam, в настоящее время 63% создаваемых в мировой экономике ценностей принадлежит лишь 1% населения Земли.

А вторая причина, почему не стоит негодовать на гарвардского профессора, говорящего о проблеме бедности в России, заключается в том, что об этой же проблеме говорит президент России Владимир Путин.

Напомню, что президент России поручил правительству в 2023 году увеличивать минимальный размер оплаты труда выше уровня инфляции. Что это будет означать на практике – сказать сейчас трудно. Иногда чиновники, имея поручение что-то выплачивать не ниже инфляции, начинают не выплачивать, а реформировать саму систему подсчета инфляции. Что делает им честь с точки зрения народной смекалки: не можешь попасть в цель – приблизь ее и медаль твоя.

И второй момент. Путин поручил правительству обеспечить рост оплаты труда в России и снизить уровень бедности в 2023 году. И опять приходится сунуться со своей ложкой дегтя в бочку правительственного меда.

Место действия – Россия. Действующие лица – все те же. Время действия – ровно два года назад. Во властных коридорах принимается очередной план по снижению бедности в стране. За год доля малоимущих должна снизиться с 13% до 12,1%. А самый большой рывок был запланирован на 2030 год, по итогам которого доля бедных сократиться до 6,5%…

Проходит два года. Доля бедных в России – 19,9% от общей численности населения. Правда, по статистике Росстата, бедных – менее 11%. Но, как справедливо заметил на одном из недавних совещаний президент страны, «люди определяют своё благосостояние не по статистике, а по количеству денег в кармане». Опрос ВЦИОМ, вполне лояльной к власти организации: каждый третий в России начал экономить на еде.

Так чему верить – статистике или карману? По статистике бедных, действительно, стало меньше, план даже перевыполнили. По опросам, карманам и ощущениям, – их стало больше. По статистике среднедушевой доход россиян составляет более 42 тыс. рублей в месяц или даже 45 тыс. в месяц. По опросу – 33-37 тыс. рублей в месяц. В чем причина расхождения цифр? Как пишут «Новые Известия», причина в том, что в опросе не задействовали миллионеров…

Да и со статистикой не все ладно. По данным на первую половину прошлого года Росстат сообщал, что 14,3% россиян – за чертой бедности. А по итогам всего года откуда-то взялась цифра в 11%. То есть полгода назад было ясно, что президентские поручения не выполнены и стало только хуже, а по итогам года – ясно, что вполне даже себе выполнены…

В общем, похоже, не только простому обывателю, но и президенту все труднее разобраться, так что же там все-таки с бедными происходит?

4.

Эксперты ВНИИ труда и Института проблем рынка РАН в эти дни предложили (?from=newsfeed) свой способ борьбы с бедностью в России. Ввести все-таки когда-то обсуждаемый безусловный базовый доход для жителей страны, но не для всех подряд, а адресно, для нуждающихся.

Об этом говорится в статье «Производительность труда, уровень и качество жизни населения России: динамика изменения и современные тенденции взаимовлияния»; авторы Елена Вашаломидзе из Всероссийского научно-исследовательского института труда и Михаил Дудин из Института проблем рынка РАН.

Эксперты ссылаются на выступление заместителя председателя Совета Безопасности России Дмитрия Медведева, когда в сентябре 2020 года говорил о необходимости обсудить внедрение безусловного базового дохода в стране. Правда, надо сказать, ссылка выглядит сегодня немного экономически устаревшей: тогда у страны были безусловные базовые доходы, а теперь – сплошные безусловные базовые расходы. Но цитата засчитана…

Пока суд да дело, чиновники спорят о методах статистики, а ученые – об экономических моделях, правительство все внесло небольшой, но реальный вклад в дело борьбы с бедностью и утвердило с 1 февраля индексацию целого ряда выплат и пособий. С одной стороны – уже неплохо, если исходить из старого доброго принципа «С паршивой овцы… простите, с государственных мужей – хоть шерсти клок». С другой – индексация произведена, исходя из уровня «официальной инфляции» – то есть 11,9%. А некоторые маловысокосознательные россияне, когда им, дурням, вдалбливаешь в головы, что цены за год выросли только на 11,9%, отвечают, понимаешь, три раза «Ха!». Ну, или не «Ха», а другое слово, но тоже на «х»…

В Госдуме, в свою очередь, тоже решили внести свою лепту в дело поддержки малоимущих россиян. И предложили обязать системно значимые банки открывать социальные вклады для малообеспеченных. Что это значит? Очень просто: по таким вкладам банки обязаны будут выплачивать процент на уровне ключевой ставки ЦБ плюс 1%. Иными словами, доходность по этим вкладам будет отличаться на 1%, в лучшем случае на 2% от доходности обычных вкладов для обычных россиян. А в некоторых случаях – процент будет точно таким же или даже ниже, если судить по процентам, которые предлагают сегодня банки.

Предлагается ограничить размер таких льготных вкладов: а ну как малообеспеченные положат на них свои миллионы и снимут невиданный процент?

А теперь берем в руки калькулятор и считаем. Допустим, ограничение суммы по таким вкладам составит 100 тыс. рублей. И допустим, что банки обычно предлагают по такому вкладу 8%. А по «специальному социальному» вкладу будет 8,5%. Это значит, что малообеспеченный россиянин получит через год на целых 500 рублей больше, чем обычный. Вот так помощь бедным»!

«Не надо так пренебрежительно о деньгах!» – резонно заметят депутаты. – «Для бедного человека 500 рублей – тоже деньги». Абсолютно верно. Но вот докука: обычно у бедных и денег-то для того, чтобы положить их в банк, нет, и живут они, что называется, «от зарплаты до зарплаты», с вынужденными заходами в микрофинансовые организации.

Так что инициатива Госдумы все же напоминает совет, который приписывают Марии-Антуанетте, когда ей доложили, что у парижан нет хлеба: «Нет хлеба? Так пусть едят пирожные!»

Россияне же, не знающие никакой Марии и тем паче Антуанетты, могут ответить доброхотам из Думы еще проще: «Чтобы продать что-нибудь ненужное, надо сначала купить что-нибудь ненужное, а у нас денег нет!»

5.

Кстати, о вкладах. Россиянам услужливо напомнили, что с 2023 года им придется платить налоги с доходов по банковским вкладам. Эта мера была объявлена в марте 2020 года, во время первого телеобращения главы государства в связи с пандемией коронавируса. Каким образом налог на доход от депозитов снижает вредоносность вируса, наукой до сих пор не установлено, однако будем объективны: практика показала, что вирус в течение последующего года действительно сошел на нет.

Позже уплата налогов с дохода по вкладам на 2021 и 2022 годы была отменена по указанию президента. Но вот наступил год 2023-й и чиновники вновь разъясняют, как же платить этот налог.

Для начала следует оговорить, что он платится не со всякого дохода, а лишь выше определенной суммы. Правда, пока нет полной ясности по этой сумме, но это придет. Второй момент – налог этот придется платить только по истечении 2023 года, то есть – до 1 декабря 2024 года. То есть – все это весьма не скоро.

Правда, до сих пор остается непонятным один вопрос – какова цель? Доход для бюджета будет крошечный, а вот раздражения – гораздо больше. И к чему эта придумка? Отвадить людей хранить деньги в российских банках?

Тогда – все сходится с некоторыми другими нюансами финансовой политики в стране. В конце прошлого года глава Центробанка Эльвира Набиуллина заявила, что ЦБ не беспокоит вывоз валюты за границу и регулятор «не будет предпринимать меры для возврата этих средств в Россию» – они, мол, сами вернуться «по мере роста уверенности клиентов в макроэкономической стабильности». Месяцем позже по итогам минувшего года РБК привел данные об объемах денег, переведенных на счета в сопредельные страны – эти объемы выросли на сотни процентов.

Что ж, наверное, в таком раскладе на финансовом рынке есть какая-то своя сермяжная правда.

6.

Кстати, о стабильности, при достижении которой деньги вернутся в страну. За последнее время добавлено несколько штрихов в финансовую часть искомой стабильности. После всевозможных «вокруг да около» по поводу целей возрожденного бюджетного правила и валютных интервенций, впервые от чиновников прозвучало четкая формулировка относительно курса рубля. Как заявил в интервью «Известиям» 1-й заместитель министра экономического развития Илья Торосов, крепкий рубль сырьевиков и бюджет категорически не устраивает и нужен курс в районе 70 рублей за доллар. О том, что происходит вокруг рубля и как объясняется резкое снижение курса в декабре, я рассказывал в специальном обзоре.

А вот какой курс нужен, – тут сюжет складывается более замысловатый.

Например, в начале января глава комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков заявил, как сообщает РИА, о «тенденциях укрепления курса рубля» и что западные санкции к этому только подтолкнут. 13 января Аксаков опять сказал о росте рубля и о том, что декабрьское снижение было делом рук исключительно спекулянтов на валютном рынке, а теперь, усмиренные бюджетным правилом, «спекулянты и те, кто имеет слабую нервную систему, успокоились».

А 1 февраля Аксаков заявил в интервью «Парламентской газете», что оптимальным для экспортеров и импортеров является курс в 77-78 рублей за доллар, а приемлемым – курс в 70 рублей за доллар.

«Я правильно понял, – спросит в этом месте задумчивый россиянин. – Что спекулянты и эти, которые со слабой нервной системой, довели курс до приемлемого для экономики состояния, а скоро доведут и до оптимального? Получается, что в интересах России сейчас – либо спекулировать, либо нервничать и паниковать?»

Но вопрос риторический. Потому что спекулянты и паникеры – это все равно плохо, это зло! И, как говорилось в мультфильме про Ивана-царевича: «А за дверью – добро с кувалдой»…

7.

О том, что еще осталось за дверью, напомнило в эти дни издание Фонтанка.ру, обнародовав информацию о том, какие страны стали недоступны с прошлого года для российских туристов. В списке недоступных или малодоступных – 37 стран, в их числе Китай, Финляндия, Италия, Франция, Бельгия, Литва, Норвегия, Польша, Эстония, Греция, Испания, Корея. Саудовская Аравия и некоторые другие,

Впрочем, мечтают сейчас россияне не столько о путешествиях, сколько о деньгах. Как сообщает ТАСС, инвестиционная компания Anderida Financial Group провела опрос 1,5 тыс. россиян. Из опроса выяснилось, что «зарплата мечты» у среднестатистического россиянина достигла уровня в 181 тыс. рублей. Это рекорд за все время проведения таких опросов. Аналитики считают, что причины роста представлений о том, сколько в идеале хочется зарабатывать, – в подорожании товаров, неуверенности в будущем и отсутствии финансовых резервов.

35% опрошенных довольны своим уровнем дохода, еще 33% считают его недостаточным для комфорта.

Остается добавить, что тех россиян, которые стали инвесторами (а по данным Центробанка и Московской биржи, у россиян по состоянию на прошлый год было открыто около 25 миллионов инвестиционных счетов), удручают еще либо ограничения в возможностях инвестировать, либо блокировка их активов, которые были заблокированы как и золовалютные резервы государства. И пока нет перспектив позитивного решения этой проблемы.

Зато есть новые соображения на сей счет. Как сообщает Газета.ру, директор Института Африки Российской академии наук экономист Ирина Абрамова считает, что Африка поможет России получить назад заблокированные активы. Для этого, по мнению Абрамовой, надо обещать Африке экономическую помощь больше, чем дают США, но сказать, что эти деньги можно выделить только из заблокированных резервов. И тогда Африка поднимется и потребует разблокировки российских резервов. При этом Абрамова считает, что если Африка вступится, то ее не надо обманывать, а прямо взять и на самом деле выделить обещанную сумму.

На мой взгляд, это особенно трогательный момент в высоконаучных рассуждениях доктора экономических наук. Прямо вот так взять и не обмануть?

Finversia.ru, 6 февраля 2023


Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
1209