Самое
интересное
от Яна Арта
Прежде, чем спорить, давайте считать
Готфрид Вильгельм Лейбниц
Интервью Яна Арта / Россия устала?

Россия устала?

Редакция журнала «Профиль» совместно с порталами Justnow.ru (Москва), Buscomm.ru, (Петербург) и Tatcenter.ru (Казань) провела Интернет-мост «Россия устала?»

На вопросы читателей отвечали журналисты, психологи, социологи и деятели шоу-бизнеса:

Анна Амелькина, редактор отдела журнала «Профиль»; Ян Арт, обозреватель журналов «Профиль» и «BusinessWeek», кандидат экономических наук; Андрей Вассоевич, профессор СПбГУ и РГПУ имени Герцена, доктор философских наук; Эльмира Гайнутдинова, директор портала Tatcenter.ru; Андрей Жиляев, генеральный директор компании «Мебикс», доктор медицинских наук; Татьяна Захарова, руководитель портала «В настоящий момент»; Сергей Кормилицын, главный редактор портала «Бизнес-комментарии»; Дмитрий Маликов, певец; Владимир Менделевич, заведующий кафедрой Казанского медицинского университета, психолог, профессор, доктор медицинских наук; Александр Салагаев, социолог, профессор, доктор социологических наук; Иван Сидельников, режиссер киностудии «Леннаучфильм»

- А можно ли получать удовольствие от усталости. Вам, к примеру, она когда-нибудь была в радость или есть приятные воспоминания?

Эльмира Гайнутдинова:

Ирина, у вас неожиданный и интересный вопрос. От будничной рабочей усталости я получаю скорее всего удовлетворение, а не удовольствие. Греет мысль, что раз устаем, значит хорошо работаем. Хотя на эту тему можно порассуждать... А вот несколько раз ловила себя на мысли дома, когда наведешь порядок везде, настираешься, наготовишься и подумаешь: «Какое счастье, что есть дом, семья и я, нужная всем!»

Анна Амелькина:

Ой! Да сколько угодно! Например… на даче помоешь посуду (чего дома никогда не делаю по причине наличия посудомоечной машины), посадишь редиску, помоешь окна и такая усталость классная. Героем прям себя чувствуешь. Или вот поработаешь мозгами, напишешь хороший материал, возьмешь интервью, покумекаешь, как и что написать. Это тип классной усталости.
Самая худшая – это усталость после беготни по магазинам. Ее труднее всего снимать. Поэтому не советую проводить в гипермаркетах и бутиках много времени. Пожалейте себя.

- Скажите, а вы видите какие-либо еще «опасности» для России? Я имею ввиду именно опасности социального, гуманитарного плана. что, кроме усталости и иже с ней, может стать нашей национальной проблемой?

Андрей Вассоевич:

Главная опасность для России, причем без всяких кавычек - выморочный цикл, катастрофическое сокращение численности населения. А другая опасность, нисколько не меньшая - неконтролируемый процесс нелегальной миграции.

Анна Амелькина:

Одна из наших основных проблем – безликость. Иногда мне кажется, что кем-то проводится секретная политика обезличивания нации. Посмотрите, какие стандарты жизни, красоты, интеллекта нам предлагают. Эти лица не запоминаются, как и их слова, поступки и вся «матричная» жизнь. Кумиры поизмельчали, язык обеднел.
Слово-паразит «как бы» стало неотъемлемой частью нашей жизни. Так и живем: «как бы» радуемся, «как бы» любим, «как бы работаем».
Про пьянство и наркоманию говорить не стоит. Это и так всем известно.

- Как выдержать мозговой штурм?

Эльмира Гайнутдинова:

«Мозговой штурм», как метод генерирования идей, является отличной зарядкой для мозгов. Как правило, в процессе обсуждения рождаются многие прогрессивные идеи. Предлагаю вам хорошо выспаться накануне, настроиться на коллективную работу, постараться внимательно слушать других участников и все будет в порядке.

- И в самом деле возможно ли начать жить, улыбаясь? Почему в России когда ты, например, слушаешь хорошую музыку в плеере, идешь и улыбаешься, на тебя могут подумать что ты идиот? Недавно был случай: в метро две девушки поздно вечером слушая плеер подпевали на весь вагон, а люди вместо того чтобы просто улыбнуться, делали недовольное лицо (пели девушки неплохо и зажигательно)

Татьяна Захарова:

Юлия, жить, улыбаясь у нас в России многим надо еще научиться. А те люди в метро просто завидовали этим девушкам. Они так радоваться жизни еще не научились.

Ян Арт:

Это обычная российская реакция. Вы замечали, как недовольно люди косятся на целующиеся парочки? В Париже или в Лондоне такая сцена вызовет у прохожих лишь прилив хорошего настроения, в России же чужая радость, чужая любовь, чужой позитив людей чаще всего бесят. Тем не менее, именно в России звучали строки о «часовых любви». Так что не все еще безнадежно!

Сергей Кормилицын:

На самом деле это - серьезная проблема. Более серьезная, чем может сперва показаться. Проблема, коренящаяся в нашем менталитете, в национальном характере. Мы просто не умеем улыбаться. Улыбка считается проявлением слабости, излишней мягкости характера. В бизнесе - если ты улыбаешься, - ты несолидный человек, несерьезный. С этим ничего поделать нельзя. Менталитет за один день не перестроишь. Но «поверх» всего этого накладывается общий негативный эмоциональный фон, свойственный всем «временам перемен». Так что и хотел бы средний россиянин улыбнуться, да «грехи в рай не пускают». Какие улыбки, коли там проблемы, тут безденежье, а до зарплаты еще две недели? Чужая радость на этом фоне бедолагу-обывателя просто бесит.

- Вопрос Дмитрию Маликову. Я работаю седьмой год учителем, иногда приходишь после работы очень усталой, включаешь музыку и засыпаешь. Как вы считаете, как и какая музыка благотворно влияет на сон? А с вами такое происходило?

Дмитрий Маликов:

Музыка успокаивает, расслабляет, позволяет помечтать, подумать о чем-то приятном и хорошем, настроиться на положительные эмоции. Конечно, лучше всего подходит популярная классика, хорошая инструментальная музыка. Очень интересные сейчас создаются саундтреки, над которыми работают признанные композиторы мирового кино. Засыпаю я и без музыки хорошо, но всегда слушаю много хорошей музыки и получаю от этого большое удовольствие.

- Вопрос к Дмитрию Маликову. Как Вы, Дмитрий, избавляетесь от усталости и стрессов?

Дмитрий Маликов:

Людмила, ответ на Ваш вопрос очень простой. Стараюсь больше отдыхать, читать интересные книги, смотреть качественные фильмы, общаться с приятными мне людьми. С моей дочерью Стефанией я стараюсь больше проводить времени – мы играем, читаем книжки. Хорошо уехать куда-нибудь на недельку развеяться. После недавних сольных концертов я ездил в Венецию, взял отличного гида и всю неделю очень плотно посещал музем, храмы, знакомился с творчеством знаменитых мастеров живописи. Приехал отдохнувшим, с хорошим настроением, полный новых впечатлений и новых идей!

- Мне кажется, тема вашего обсуждения некорректна. Проблема не в том, что Россия устала. Наоборот - в России очень мало и плохо работают

Александр Салагаев:

Плохо работают, потому, что труд плохо организован и никто за это не отвечает. Даже те, кто хочет работать, не всегда могут это сделать. Система так устроена.

Сергей Кормилицын:

О да! В России мало и плохо работают. А тем, кто работает хорошо и много - мало и плохо платят. Если, конечно, говорить не о столичных окладах и гонорарах, а, скажем, о мурманских, самарских и рязанских. Ничто не порождает такого чувства безнадежности, такого стресса и усталости, как невозможность, хоть расшибись, преодолеть некий «потолок», достичь уровня, когда можно не считать копейки, а жить по-человечески.

- Часто говорят: «Как я сегодня устал на работе», «Совсем вымотался за день», считая подобные фразы чуть ли не синонимами к «Как я хорошо поработал сегодня». Так может быть мы сами хотим быть и чувствовать себя уставшими? Как вы считаете?

Ян Арт:

Эта национальная особенность 20 лет назад отлично определена в одной из песен «Наутилус Помпилиус»: … где мерилом работы считают усталость… Точнее сказать трудно.

Александр Салагаев:

Не совсем, чаще устаешь от бестолковости начальства. Я еще работаю в одном из вузов. Приходит проректору бумага из Москвы или еще откуда-то. В течение месяца она лежит у него на столе, в последний день он про нее вспоминает, вызывает исполнителя и говорит, до завтра нужно дать ответ. Исполнитель все бросает, полночи делает эту бумагу, чтобы ответ ушел в срок. А иногда бывает, спрашиваешь, когда нужно дать ответ, «вчера!»...
Самый большой бич и источник стрессов - безответственность начальства любого уровня, включая правительство. Кто ответил за дефицит лекарств, хотя он был прогнозируем…

Татьяна Захарова:

Проблема в том, что не все умеют органично распределять рабочее время. Известно, что смена вида деятельности тоже является отдыхом.

Андрей Вассоевич:

На самом деле, все хотят быть бодрыми и благополучными. Но это, к сожалению, в наших социальных условиях просто невозможно. Нам действительно не остается ничего кроме усталости.

- У меня вопрос по поводу работы: моей трудовой жизни всего год, и, честно говоря, я занимаюсь любимым делом, которое приносит мне массу положительных эмоций; коллектив чудесный, директор идеальный, и, естественно, я выкладываюсь по полной программе, потому что как иначе? НО: действительно стала замечать за собой усталость, которой не было раньше. Так что же делать? Работать спустя рукава я не смогу, а при такой ситуации, как сейчас, кто знает, как надолго меня хватит? Ведь загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?
Посоветуйте, как быть, пожалуйста. Любым комментариям буду рада. Спасибо!

Анна Амелькина:

Да вы – счастливый человек! Такой усталости можно только позавидовать.
А – если серьезно – вы просто не умеете отдыхать.
Этому тоже надо учиться. Первый принцип – забывать о работе в отпуске и на выходных.
Я за время своей журналистской деятельности достигла в этом немалых высот: в отпуске могу забыть имена коллег, телефоны, начисто забываю о «трудовых» планах. То есть отключайте по возможности мозг. Но не увлекайтесь :)).

Эльмира Гайнутдинова:

Ангелина, я думаю, что работать спустя рукава - это не лучшее решение. Обратите внимание на то, как вы строите свой рабочий день. Наиболее важное планируйте на первую половину дня, обязательный обед. И непременно активный выходной день. Активный - не в смысле генеральной уборки дома, а занятие спортом, фитнесом, общение с природой.

Сергей Кормилицын:

Есть прекрасный опробованный способ: попробуйте обойтись без сотовой связи. По крайней мере, после работы. И вообще без разговоров о работе по завершении рабочего дня. Выкладываться по полной программе и таскать свои рабочие проблемы с собой постоянно - не есть одно и то же. Просто иначе никаких сил ведь не хватит, честное слово! А еще есть прекрасное средство - отпуск называется. Причем где-нибудь подальше от родных краев, знакомых лиц и звонящих телефонов. Так, чтобы на недели хотя бы две-три забыть о работе напрочь.

Ян Арт:

Продолжать работать так, как вам хочется! Выкладываться, получать удовольствие от любимого дела и не сомневаться. Загнанных лошадей иногда пристреливают, но, как пел когда-то Александр Дольский, «лучше уж ползком, чем без движенья».

Андрей Жиляев:

Во-первых, общее явление для подобных ситуаций – советский человек, ставший россиянином, сохранил определенные психологические стереотипы, например, необходимость «болеть за дело».
Причем в отсутствие четко понимаемых целей и стратегий этого дела, человек эмоционально включается в работу, как бы «живет на работе». При этом подобная позиция не всегда продуктивна. Вспомним, что учителя живущие на работе, как правило, имели проблемы в собственных семьях. Такая ситуация даже могла стать отдельным сюжетом в кинематографе. Профессионализм отличает то, что человек отдает ресурс по рациональной схеме. А попытка совместить работу с поддержанием избыточных элементов эмоциональной близости, дружбы приводит человека в ситуацию нехватки времени на все. Так, например, нашими согражданами далеко не однозначно воспринимается ритуал корпоративных вечеринок. С одной стороны, это праздник, но с другой – отсутствие на ней чуть ли не приравнивается к должностному проступку. И подобных моментов мы унаследовали и сформировали довольно много. Выработка собственной позиции по отношению к ним и умение объяснить ее своим сослуживцам и руководству так, чтобы не нанести им обиду – один из важно навыков, позволяющих сберегать и адекватно распределять собственные силы. Вспомним, еще недавно был период, когда обилие вечеринок с большим количеством алкоголя было неизбежным атрибутом процветающей фирмы, но сейчас мотивация изменилась. Эти вечеринки плавно отходят в прошлое.
Вам необходимо определить свою позицию и выдерживать ее, корректно объясняя другим свой выбор.

- Думаю, что Россия не устала, а раздумывает, как идти дальше и чтобы не ошибиться в избранном пути. И этот путь должны выбрать россияне все вместе, независимо от национальностей, вероисповедования, богатые, бедные, то есть альтернативы нет. Какие Ваши прогнозы в отношении будущего России?

Иван Сидельников:

Вполне конструктивный прогноз, независимо от вероисповедания или материального положения.
Как после большой войны, впереди – большая стройка и реконструкция, новые рабочие места в отраслях, которые или недавно появились, или давно не имели заметного веса в структуре экономики и в занятости людей.
Перспективны - инженерное проектирование, само строительство – от жилищного до крупных объектов инфраструктуры, транспорт, разработка и производство новых материалов, наукоемкие отрасли, разработки и производство в космической сфере, судостроении, энергетике и связи.
Думаю, что в перспективе 8-10 лет серьезно возрастет доля туризма и аграрного комплекса. Кстати, значимыми ресурсами становятся чистая вода и чистый воздух.
Скорее всего, потребуются специалисты по сбыту.
Отмечу, что сегодня и завтра на рынке труда, прежде всего, требуются специалисты-проблемники, по конкретным проблемам современной экономики, экологии, производства, технологиям и повседневным вопросам – от ЖКХ до эффективного государственного менеджмента. Т.е., люди с т.н. «проектным», «инжиниринговым» подходом, которые берутся решить проблему в комплексе, подтягивая, если необходимо, смежников и показать конкретный, завершенный, а не промежуточный результат.
Сегодня то время, когда «последние» могут стать первыми – за счет оригинальной мысли и смелой идеи.

Сергей Кормилицын:

Беда в том, что всенародный выбор пути - это миф. Каждый из нас может выбрать путь только для себя, в крайнем случае - для своей семьи. Все остальное - из разряда псевдо-демократической мифологии. Исторический опыт подтверждает, что народ никто не спрашивает о то, каким путем он желает идти. Его ведут туда, куда нужно власть предержащим. И народ покорно следует их указаниям. Потому что люди, мыслящие самостоятельно, не связанные пропагандистскими штампами, - в меньшинстве. Так было, так есть, и, как ни печально, так будет и дальше.

- Вопрос Дмитрию Маликову. Дмитрий, вы пишите, что устали от подготовки к вашему шоу «Пианомания», которое было грандиозным, на мой взгляд. Как вы отдыхаете после такого стресса? Судя по глобальному «молчанию», вы набираетесь сил, чтобы продолжить то, что начали с таким успехом. Так ли это?

Дмитрий Маликов:

Я, действительно, много думаю о том, как жить дальше, принося пользу людям. Я понимаю, что кому-то очень нравится моя инструментальная музыка, но и мои песни тоже нужны людям. Я думаю, как дальше развивать свой инструментальный проект PIANOMANIЯ, скорее всего, сделаю тур по России и странам СНГ и планирую несколько интересных дуэтов с отечественными и западными исполнителями. Мне хотелось приложить свои силы, чтобы дальше разивать современную музыкальную культуру.

- Господа! Как вы считаете, проблема усталости и стрессов актуальна только для мегаполисов или же провинция страдает вместе с нами? Заранее благодарю всех экспертов за комментарии.

Анна Амелькина:

Конечно, провинция страдает не меньше. У них больше безысходности, ниже уровень жизни, заметнее социальное расслоение и меньше шансов реализовать себя.

- Какие события, происходящие в политике или экономике России, у Вас вызвали наибольший стресс?

Эльмира Гайнутдинова:

Поразило отношение местного телеканала на смерть Мстислава Ростроповича и Кирилла Лаврова. Вечером по двум российским каналам шли фильмы «Памяти Мстислава Ростроповича» и фильмы о Кирилле Лаврове. Судя по названию фильма поняла, что случилась беда. Включаю казанскую информационную программу «Город». Ведущий рассказывает о дорогах, о каких-то встречах чиновников. Ни слова о людях, которые сделали для страны гораздо большее, чем большинство политиков. Можно все свалить на предварительно подготовленные сюжеты, но жизнь часто заставляет правильно расставить приоритеты. В этом отношении, Интернет, конечно, гораздо мобильнее.

Ян Арт:

Скорее, не сами события, а реакции на них. Поразила реакция молодой коллеги на сообщение о смерти Бориса Ельцина: «У меня к его смерти неоднозначное отношение». Наверное, это новое поколение. Бесполезно напоминать ему о Шекспире («Конец жизни искупает все грехи»). И спорить бесполезно. Хотя бы потому, что, к сожалению, проблема не в том, что у кого-то из нас неоднозначное отношение к смерти. Проблема в том, что у смерти ко всем нам – однозначное отношение. Каждый уход – потеря. Кто-то говорит, что Кирилл Лавров был карьеристом и верно служил коммунистическому режиму. Кто-то говорит, что Мстислав Ростропович был конъюнктурщиком и заигрывал с режимом постсоветским. Но… умер политик, умер актер, умер музыкант. И не надо мне доказывать, что мы не стали от этого беднее.

- Как Вы относитесь к тому, чтобы не показывать сцены насилия (война, трупы, убийства, взрывы) по телевизору в новостных программах?

Анна Амелькина:

Неужели вы серьезно думаете, что наших граждан можно этим напугать и смутить?
Наши новостные программы – детский лепет по сравнению с дурацкими боевиками, где отрезанные головы летят направо и налево. Лучше такие фильмы не смотреть, а новости слушать по радио. Исключите видеоряд.

Татьяна Захарова:

Считаю, что стоит сократить показ подобных сцен в дневное время, когда наши дети могут находиться у экранов.

Сергей Кормилицын:

Сцены насилия по телевизору в последнее время стали реже. Ну, по крайней мере, по сравнению с перестроечным «разгулом». Как-то «телейщики» немного вошли в рамки, стали более тщательно готовить сюжеты. Так что, если говорить о телевидении, я думаю, гораздо в большей степени стрессовым фактором является теле-реклама. Огромных размеров блоки, дробящие на части фильмы и передачи, причем, как правило, в самые неподходящие моменты - чем не повод для стресса?

- Почему сейчас в современном кинематографе так много насилия? Это же очень влияет на психику человека. Какая тематика фильмов сейчас наиболее востребована зрителем?

Иван Сидельников:

«Не бывает хороших новостей. Не бывает хороших дел. Бывает реклама и пиар. А любая новость, любая история должна быть окошмарена. Тогда она продается» - примерно так сформулировал американскую систему телекинопроката один известный продюсер. Цитирую по памяти, по старой советской книжке «Буржуазное телевидение и его доктрины», 1972 года издания. Смысла менять хорошо отлаженную цепочку «сделал-продал», видимо, нет. Потребитель расстроится. А попытаться заместить какую-то часть насилия позитивной, интересной информацией, и сделать это ярко и зрелищно в России пока никто не пытался. За рубежом коллеги по цеху давным-давно придумали исторические, географические, новостные и социальные каналы, которые пользуются даже у нас бешеной популярностью – вспомните, сколько Ваших знакомых с удовольствием смотрят фильмы каналов «Дискавери», «Хистори чаннел» и даже «Евроньюс» или ВВС, где любые новости передают взвешенно, аналитика крепка, а сама сетка вещания охраняет спокойствие своих зрителей от постоянных потрясений. В России люди также сильно фрагментировались, поэтому все чаще уходят от больших телекнопок в сторону тематических каналов – музыкальных, спортивных или познавательных. А тематика фильмов востребована самая разная – хорошо идет просвещение по географии, истории, культуре, о героях нашего времени и безвременно почивших, информационный ликбез о профессиях и новых технологиях. А насилие… Выключите телеканал, откажитесь от билета на киносеанс, дуйте на природу, в край непуганых коров. И погрузитесь в историю, географию и культуру своей страны. А если насилие придет к вам и постарается отобрать кошелек – дайте «ему» сдачи :)

- Слышала, что в России снижается количество пьющих людей. Не могли бы вы привести последнюю статистику по потреблению отдельных алкогольных напитков.

Александр Салагаев:

Снижается количество людей, потребляющих крепкие спиртные напитки. В середине 1990-х крепкие напитки составляли более 65%, то сейчас чуть более 40%. Часть замещается сухими и полусладкими винами - это положительно, а часть пивом. Появился подростковый пивной алкоголизм. Что не есть хорошо.

Андрей Жиляев:

В насточщее время достигнута первая цель антиалкогольной реформы 1985 года по снижению градуса потребляемых напитков. Число людей, выбирающих крепкие напитки, среди молодежи снизилось по сравнению с тем, что было 20 лет назад. С водки они пересели на пиво. В связи с этим произошло снижение ряда тяжелых последствий алкоголизма. Но проблема не решена. Видно, как в условиях разностороннего лоббирования со стороны производителей алкогольной продукции формируется мнение о том, как быть дальше, куда двигаться. Поэтому, действительно, если сейчас политическая мудрость позволит выдержать декларируемый курс на формирование здорового образа жизни и постепенное движение в сторону трезвости, мы можем рассчитывать на усиление позитивного результата. Люди будут выбирать неалкогольные напитки - обратите внимание на бум зеленого чая, восстановление ритуала чаепитий.

- По телевизору была программа о том, что стали учащаться случаи полной потери памяти, особенно у мужчин. Вам не кажется, что это спецслужбы проводят эксперименты над нашими гражданами, чтобы было легче управлять населением?

Сергей Кормилицын:

Дивная это привычка, сформировавшаяся у россиян за последние несколько лет, - во всем видеть происки «кровавой гэбни». Над вами, Луиза, да и над всеми нами, если угодно, ежедневные эксперименты по телевизору проводят, чтобы мы думали о форме коленок Ксюши Собчак, разводе Абрамовича и шансах Сердючки на «Евровидении», а не о том, что происходит в стране. :-) Так что никаких других «экспериментов» для того, чтобы управлять населением, проводить не надо. А случаи потери памяти не стали чаще, чем были, скажем, 20 или 30 лет назад. Просто сейчас об этом стали больше говорить. Так что искренний совет: меньше слушайте то, что исходит из «ящика», больше думайте самостоятельно. Это полезнее.

- Во многих европейских странах обед длится два часа. В летнее время он удлиняется. Почему нет подобной практики у нас?

Анна Амелькина:

В этих «европейских странах» другой климат, этим и обусловлен ритм их жизни. Возможна ли сиеста в Новосибирске?
Вам бы, как покупателю, понравился бы обед в ближайшем супермаркете, который длится с 12 до 16 часов?

- Как сказывается на физическом и эмоциональном здоровье россиян необратимая и повсеместная компьютеризация?

Сергей Кормилицын:

Полагаю, что самым положительным образом. Труд бухгалтеров, экономистов, журналистов и даже учителей здорово облегчается благодаря возможности использовать ПК. Посудите сами: каково, скажем, заполнить 150 почти идентичных бухгалтерских бланков на печатной машинке? Что проще – создать и отредактировать текст в текстовом редакторе компьютера или сто раз перепечатывать его на той же самой машинке, внося правки редактора? Что занимает больше времени - создание табеля оценок учеников на основании накопленных в компьютерной памяти данных, или «ручная работа» с перелопачиванием полусотни разнообразных записей на бумаге? Нет, как ни посуди, компьютеризация к стрессам приводит в меньшей степени, чем об этом принято говорить. Она позволяет сократить нудные, монотонные элементы работы, свести рутину к минимуму. Другое дело, что процесс этот вызывает отторжение у тех, кто по косности ума не желает принимать новое. Так что паника относительно «необратимой и повсеместной» не имеет под собой оснований.

- Верно ли, что хроническая усталость – болезнь мегаполисов? Существует ли тенденция «оттока» людей из Москвы или москвичи только на словах мечтают убежать из столицы в глухую деревеньку на берегу реки?

Ян Арт:

Думаю, вы правы. В душе москвичи об этом мечтают, но на деле это просто нереально. Простой пример из моей профессии: в Москве качественный журналист получает 4 тыс. долларов, в Казани, где я долго работал, 500-900. Думаю, вывод понятен. Наоборот, Москва в результате такого перекоса высасывает их провинции всех, кто более-менее способен двигаться

Сергей Кормилицын:

Что вы, дорогой друг! Большой город - это наркотик. Так что и рыдания москвичей о «глухой деревеньке», и стенания питерцев о «лучшем климате» - это не более, чем поза. Никто, разумеется, никуда не уедет.

- Возможно ли сократить сон, но не сократить его полезные действия?!

Дмитрий Маликов:

Попробуйте немного пораньше ложиться спать и раньше вставать.

Татьяна Захарова:

Считается, что сон до полуночи равен двум часам после полуночи. Так что можете рассчитать во сколько вам надо ложиться спать, что бы время сна сократилось.

Андрей Жиляев:

Любое насильственное сокращение сна нежелательно. Вы можете предложить своему организму и мозгу мотивированное самовнушение, подкрепленное внешним стимулом: «Я буду ложиться раньше и перед сном гулять, но я бы хотела просыпаться тоже раньше». При этом представляйте себе циферблат часов, на котором будет время, в которое Вы хотели бы просыпаться. Если мозг это выполнит, то такая постановка вопроса для него возможна. В этом случае Вы предлагаете своему организму другой режим сна и бодрствования, а не меняете его насильно.

- Уважаемые участники, как вы считаете есть ли адекватные способы достижения душевного равновесия и спокойствия в стрессовых условиях жизни в таком мегаполисе, как Москва?

Анна Амелькина:

Вопрос по существу. Конечно, нелегко. Но можно. Найдите вещи, книги, музыку, которые действуют на Вас благотворно.
Что вообще в этом мире отвлекает вас от рутины и порой неприятных новостей? Для меня, например, это джаз в машине и (практически) отсутствие телевизора в жизни. А новости я узнаю по радио или из инета.
Можно, например, завести аквариум (с рыбками :), почитать душевную книгу, посмотреть Феллини с бокальчиком красного вина в руке, не отвечая на телефонные звонки.

- Удмуртская республика считается одним из самых депрессивных регионов России - лидером по количеству суицидов. Мне 22 года. За эту весну я потерял двух товарищей из-за самоубийств. Упаднические настроения царят в народе. В силу географических особенностей мы находимся в центре низины, в которую стекает весь негатив с близлежащих регионов. Власти бездействуют, работы специалистов с населением ведутся в незначительной степени. Не каждый имеет возможность выбраться из Удмуртии для смены обстановки хотя бы раз в квартал. Таким образом, скоро вся молодежь повыпрыгивает из окна. Спасайте нас, уважаемые специалисты. Мы тонем

Ян Арт:

По данным Института имени Сербского, в России в среднем за год от самоубийств погибает 60 тыс. человек. Россия на втором месте по числу самоубийств на душу населения после Литвы.
Однако эта проблема не только социальная. Известно о феномене финно-угорских народов – повышенная склонность к суициду. Поэтому уровень самоубийств высок в Эстонии, Финляндии, Венгрии и российских регионах – Карелии, Марий Эл, Мордовии, Удмуртии.
В Москве на 100 тыс. человек от самоубийств гибнет 11 человек, в Петербурге – более 17 человек. А в мире, по данным ВОЗ, ежегодно в мире от суицида погибает около 1 млн. человек.

- Говорят, с самого начала перестройки в нашей стране катастрофически снизилась средняя продолжительность жизни. А как сейчас обстоит дело в этом плане? И что говорят медики?

Ян Арт:

Продолжительность жизни резко снизилась к началу 90-х годов. Затем процесс снижения сначала стабилизировался, а в последние годы продолжительность жизни вновь медленно начала увеличиваться. Сейчас она составляет, если не ошибаюсь, 71 год у женщин и 58 лет у мужчин.

- А вам не кажется, уважаемые господа, что нашей стране попросту навязали форматы существования, которые для России в принципе неприемлемы и чужды? Может быть, именно в этом и кроется корень проблемы – Россию изначально пытаются сделать неконкурентоспособной.

Ян Арт:

Зачем нам навязывать? Мы же как дети – что увидим, то и в рот тащим. Не думаю, что Россию пытаются сделать неконкурентоспособной. Это в силу ряда причин просто невозможно. Мы уже доказали, что не только самые дальние ракеты делаем, но и самых олигархических олигархов.

Владимир Менделевич:

Навязать что-либо одному человеку крайне сложно, а уж огромной стране… Нам никто ничего не навязывал.
Кстати, это еще одна российская особенность, способная приводить к психической патологии – паранойя, конспирология. Подумайте, что и кто Вам навязал? Жену, друзей, страну? Неужто мы такие внушаемые и послушные? Не надо искать причины проблем в окружающем мире. В науке этот способ жизни называется мудреным термином «экстернальный локус контроля» и психологи считают его первопричиной многих личностных проблем.

Александр Салагаев:

Согласен, что навязывают, через все каналы, прежде всего телевидение. Из опыта общения с людьми вижу, что подавляющее число людей просто не может мыслить. Они жертвы телеманипуляций. Это смотрит 1-й канал, тот НТВ. Надо меньше смотреть в ящик, а больше размышлять. Интернет в этом смысле большое подспорье, т.к. здесь можно обсуждать любые вопросы и высказывать любые мнения, а не только «правильные». Кстати, интернетчики в несколько раз меньше смотрят телевизор. Вся надежда на развитие Интернета...

Иван Сидельников:

Вопрос сформулирован «в десятку». После распада советского блока наша страна оказалась в мире открытых границ и глобальной рыночной экономики. Правила игры и поведения здесь пока пишут другие игроки, они же – их постоянно нарушают, а мы – пытаемся подстроиться, а не изменить эти правила под себя, под свои интересы. Это с одной стороны.
С другой стороны, Россия, как и любой другой культурный или экономический регион современного мира, имеет свой набор конкурентных преимуществ и недостатков. Эти преимущества и недостатки относятся и к территории страны, и к ее населению. Так же как наша страна в целом – это уникальный набор ландшафтов, природных ресурсов, инфраструктуры, технологий, открытий, несвойственных Западу или Востоку, так и наши соотечественники умеют придумывать, изобретать и делать много такого, чего не умеют другие народы мира. Эти особые, этнические, свойства наций и народов, населяющих разные концы света, давно используются в грамотном и эффективном госуправлении и пространственном развитии конкретных стран.
Однако уже не впервые в истории высшее руководство страны неадекватно воспринимает доставшуюся им в управление страну и людей, и добивается временных успехов неоправданно высокой ценой. Видимо, в силу необразованности, или каких-то внешних обстоятельств «своими» считаются только материальные активы в России, а население – традиционной нагрузкой на прибыль «своих» корпораций. От таких противоестественных отношений между узким слоем как бы «управляющих», а на самом деле, «владеющих» страной и широким слоем «живущих» - нас с вами – Россия регулярно устает и возникает очередная революция. Однозначного ответа как изменить ситуацию, пока никто не нашел, но относительно невысокая конкурентоспособность нашей страны заставляет постоянно искать эти ответы.

- У нас все знаменитости – актеры, музыканты и т.п. – постоянно подчеркивают, как они много работают и живут чуть ли не по расписанию. Складывается такое ощущение, что это просто поза для самопиара…

Ян Арт:

Вы журналистов забыли! Почему-то люди творческих профессий обожают говорить, что их труд сраним с трудом шахтера. Я это слышал от врачей, от актеров, от журналистов. Мне кажется – это все же самопиар. Конечно, мы устаем. И действительно чаще всего работаем больше многих – особенно офисных клерков, которые в 18-19 часов встали и пошли домой, а субботу и воскресенье считают выходными днями… Однако все же с трудом шахтера наша работа, наверное, несравнима. Надеюсь, на этот вопрос ответит и Дмитрий Маликов, тем паче, что, в отличие от многочисленных представителей наших подмостков, он не производит впечатление неискреннего или жеманного человека.

Владимир Менделевич:

О PR я уже сказал, а также читай книгу Эрика Фромма «Иметь или быть». Очень современно!

Дмитрий Маликов:

Любой организованный человек живет по сложному расписанию. Иначе он ничего не успеет сделать, может что-то упустить. Публичных людей журналисты часто об этом спрашивают и мы честно отвечаем про свои распорядки и графики. Но это на самом деле так получается, что без расписания очень трудно жить современному человеку, который хочет достигнуть успеха в жизни.

Анна Амелькина:

Это действительно так. Не обижайтесь, но Москва и Питер живут совершенно в разных ритмах и измерениях. Это не хорошо и не плохо. Но это так.
Знаю это не понаслышке: сама закончила ЛГУ, много друзей живет в Ленинграде. У вас несколько другие понятия о бизнесе, обязательности, нужности контактов, связей, самопиаре и проч.
Именно по этой причине москвичи и питерцы не всегда понимают друг друга. На разных планетах живем.

- Может ли у нашей страны открыться «второе дыхание»? И если да, то что для этого нужно? Скопировать западные стандарты жизни? Обрести свою национальную идею?

Ян Арт:

«Второе дыхание» мы уже открывали. При Петре, при Александре II, в 1917 году и в 1985 году. Так что, как говорилось, в известной комедии, «это не наш метод». А «западные стандарты жизни» мы уже скопировали. Только почему-то в основном в их материальной части. Соответственно, и ценности копируем исключительно связанные с деньгами.

Владимир Менделевич:

Ну, во-первых, не могу вспомнить, когда у нас было первое дыхание. Мы еще нормально и не дышали. Так, сделали пару вздохов. Думаю, что хорошо бы хотя бы научиться делать дыхательные движения.
А, во-вторых, по поводу копирования стандартов или выработки собственных – хорошо бы взять лучшее из того, что уже есть (наработано) и развиваться. Чем плох, к примеру, западный подход, называемый «маленькие радости жизни», когда человек не живет в ожидании чуда, а испытывает удовольствие от повседневности? Когда, планомерно копить становится предпочтительнее, чем выиграть в лотерею.
Нам пора перестать мыслить глобальными категориями – «счастье на всей земле!» и послушать Антона Павловича Чехова: «Если заноза попала тебе в палец, радуйся, что не в глаз», «Если жена тебя изменила, радуйся, что тебе, а не отечеству».

- В статье «Россия уставшая» («Профиль», 30 апреля) много говорится о проблеме хронической усталости, ставшей чуть ли не национальной бедой. А какова альтернатива? Есть ли у кого-нибудь четкое видение, как справиться с хронической усталостью, постоянным стрессом и потребительской гонкой?

Ян Арт:

Это не насморк – конкретного лекарства, разумеется, нет. Но, как мне кажется, проблема прежде всего в том, что сегодняшние «форматы» общественной жизни – это изматывающие «форматы». Они ориентированы не на человека, а на его «периферию» - успех, карьеру, материальный достаток», социальное «позиционирование», профессиональную конкуренцию и т.п. Кто-то скажет: это все общие слова. Постараюсь пояснить. Вот, например, если ваша ценность – профессиональное достижение, то такая ценность может быть достигнута в спокойной и позитивной атмосфере. Например, Вы гениально сыграли роль в театре, написали хорошую книгу, идеально покрасили автомобиль. А если ваша ценность – профессиональная конкуренция, то, согласитесь, ни о каком спокойствии и о позитиве говорить не придется вообще, так ведь?

Владимир Менделевич:

«Каждый выбирает для себя» - сказал поэт, не имея в виду, что выбор житейских событий и стрессов – тоже рукотворный процесс. Правильнее задаться иным вопросом: как части людей удается избегать стрессов и жить в согласии с самим собой? Ведь большинство все-таки сохраняют здоровье. Интересно, как люди предотвращают неврозы и предохраняют себя от психических травм? Ясно, что человек может «программировать» себя либо на успех (читай – здоровье, уравновешенность), либо на неудачу (читай – невроз, алкоголизм и пр.). Для многих болезнь становится самооправданием: «Почему пьешь?» - «А жить-то как?», «Почему не сделал карьеру» - «Болею».
У нас все перевернуто с ног на голову. Считается, что кто-то повинен в наших неудачах, а не мы сами. Потребительская гонка, уважаемая Алевтина Николаевна, в головах, а не в магазинах. Но ведь нас никто силой туда не тащит. PR – стал нормой жизни. Многие даже на кухне уже не общаются, а PRятся.
Четкое видение того, как справится с хронической усталостью и пр. болезнями нецивилизованной цивилизации коренится в изменении системы ценностей отдельно взятого человека. Мне кажется, что следование девизу «Мне никто ничего не должен» один из путей выздоровления.

Эльмира Гайнутдинова:

«Синдром хронической усталости» - это ведь не новое заболевание. Им болели и ранее, уже с 19 века периодически в прессе сообщают о вспышках этой болезни, называя ее неврастенией. Суета мегаполиса, отсутствие эмоционального комфорта, да еще постоянные телевизионные страшилки безусловно усугубляют наше состояние. Но так уж устроена жизнь: когда не знаешь - хочется узнать; когда знаешь много - начинаем кричать: «уж лучше бы это не показывали!». «Мало знаешь - крепко спишь, много знаешь - много пьешь». Видимо российскому человеку так удобнее, когда он слышит совет: «Прими таблетку 2 раза в день и у вас пройдет усталость». Думаю, что корень зла все же в нас самих, в нашем отношении к происходящему, в нашем «умении» самим создавать дополнительные проблемы. Можно запретить показывать по телевизору сюжеты о различных природных катаклизмах и происшествиях, можно запретить показывать бесконечные однообразные российские сериалы с одними и теми же актерами, пусть на всех каналах веселятся юмористы. Но это не изменит ситуацию. Альтернатива - это активный и здоровый образ жизни, благо для этого сейчас есть условия; это уважительное отношение к себе, которое не дает тебе право вступать в конфликт с другими людьми, что часто становится причиной стресса. «Нельзя помочь тому, кто не хочет помочь себе сам».

Андрей Жиляев:

По поводу потребительской гонки. Прежде всего, необходимо осознать свои приоритеты. Если вы не хотите участвовать в потребительской гонке, то нет иного пути как дистанцироваться от нее. Обратите внимание, что многие моменты привыкания к существующему темпу жизни очевидны в странах Европы и Америке – там уже люди не гонятся за новым товаром, а выбирают стабильность в использовании моделей бытовой техники, автомобилей. Не гонятся за максимумом, который им предлагают, а игнорируют эту гонку.
С другой стороны, бизнес и торговля заинтересованы в повышении покупательской активности и манипулируют сознанием горожан, предлагая им все более новые модели. Существует совершенно незначительный уровень улучшения товаров. В этом случае желательно определить приоритеты – например, я куплю телефон, если он будет полностью по всем параметрам заменять компьютер. Когда такой телефон появятся, я буду готов его купить.
Сформируйте свои планы потребления. На первом плане должна быть устойчивость, заключающаяся в вопросе: «Что изменится к лучшему, если я это сделаю (или куплю)?» Если ответ Вас удовлетворяет, то вещь нужна. Если вы затрудняетесь ответить, то ценность возможного приобретения сомнительна.
Суета и избыточная ответственность, планирование в делах, когда человек не может успеть все, что запланировал, и переживает из-за этого, хорошо поддается коррекции очень простым психологическим навыком – Вы звоните по адресу запланированной встречи и сообщаете о том, что встреча может не состояться, извиняясь при этом. Вы удивитесь, насколько часто Вы услышите во ответ: «Слава Богу, у меня тоже не получалось, просто я боялся звонить!»

- А есть ли вообще в России какая-то статистика по психическим заболеваниям? Может быть, наша страна уже уверенно катится в пропасть?

Ян Арт:

Традиционно статистика по психиатрии в России была закрытой. К тому же психические болезни – явление закрытое, тут точно определить процент «съехавших» на душу населения сложно. Однако и без точных цифр видно: эта проблема в России нарастает. Думаю, специалисты могут дать более точную картинку.

Владимир Менделевич:

Статистика по психическим заболеваниям, конечно же, существует. Психиатры учитывают и классифицирует все расстройства, по поводу которых к ним обращаются. Статистика показывает, что у современной России несколько важных психических проблем: неврозы (в том числе депрессии и синдром хронической усталости), суициды и расстройства зависимого поведения. Замечу, что вся перечисленная психопатология – социально обусловленная, т.е. она либо провоцируется, либо напрямую вызывается жизненными сложностями. Точнее – неспособностью человека с ними справится. Больных с наследственными психическими заболеваниями (например, с шизофренией) не становится больше.
Если анализировать влияние учащения этих психических расстройств на состояние общества, то можно сказать, что по скорости «скатывания в пропасть» мы особые. Лишь невротические расстройства роднят нас с миром. По числу суицидов мы давно впереди многих цивилизованных и нецивилизованных стран – около 40 суицидов на 100 тыс. населения (катастрофический порог по данным ВОЗ – 20). Зависимости в России носят брутальный характер – алкоголизм не рассматривается многими как болезнь, несмотря на то, что подавляющее большинство смертей мужчин прямо или косвенно связаны именно с алкоголем. Россия не знает, что делать с наркоманами, среди которых самый высокий в мире рост частоты передачи ВИЧ/СПИДа. Страшно не то, что мы катимся в пропасть, а то, что нередко сами себя туда толкаем.

Дмитрию Маликову. Как известно, жизнь артиста тесно связана с дорогой и транспортом. Как лично Вы восстанавливаете свои силы «с дороги», ведь иногда это нужно сделать очень быстро? И что Вы можете посоветовать жителям крупных городов, которые ежедневно испытывают транспортную усталость, как лучше релаксировать после ежедневных поездок «на работу - с работы», на разных видах транспорта, зачастую с пересадками, которые сами по себе есть большой стресс?

Дмитрий Маликов:

Согласен с Вами, что транспорт иногда - это серьезный стресс, поэтому, желательно, не реагировать на конфликтные и агрессивные ситуации, все злобные реакции пропускать мимо себя. В дороге лучше почитать хорошую книгу или послушать в плеере хорошую музыку, а вернувшись домой, лучше сразу принять холодный душ, чтобы смыть с себя весь негатив и плохую энергетику. Сам я стараюсь тоже попусту не тратить свои силы. Когда приезжаю на гастроли и вечером предстоит большой концерт, я сознательно отказываюсь от пресс-конференций, стараюсь экономить силы, люблю отдохнуть, даже с дороги - поспать. Но после концерта уже общаюсь с поклонниками и журналистами. Так что берегите свои силы, не раздражайтесь по мелочам и больше отдыхайте!

- В России отвратительный климат. Немногие могут пережить такую зиму, особенно когда она стала не только холодной, но лихорадочной. Как можно нормально жить в наших условиях? Завидую итальянцам.

Анна Амелькина:

Ой, а я-то им как завидую. Лентяи, неряхи, и такая страна им задаром досталась! Не простим!
А если серьезно, то если б у нас климат был хоть чуть-чуть теплее и комфортнее, мы давно б уже жили в другой стране, и экономика б у нас была другая.
Выход такой: морально готовить себя к зиме, запасаться приятными летними воспоминаниями, кассетами хороших, добрых фильмов, купить коньки, выезжать почаще зимой из города (хотя бы на Валдай) или даже в Подмосковье, где чистый снег и даже видно голубое небо. Представляете: загород, белый снег, поле, где-то вдалеке белая церковь с золотым куполом, морозец, голубое небо, армянский коньяк во фляжечке. И – никого вокруг.
У итальянцев такого нет. Макаронники взвоют от зависти.

Сергей Кормилицын:

Московский климат - не самое худшее, что можно придумать. Попробуйте пережить зиму в Салехарде, и Москва Вам покажется раем. Впрочем, мысль о климате, как о стрессовом факторе - дельная. Как сказал один мой немецкий знакомец, прилетев из солнечной мюнхенской осени в промозглую и заваленную мокрым снегом осень питерскую, - «У вас э... немного депрессивная погода. Что, осенью в городе много самоубийств?». Так что тут ваша реплика более чем в тему. Но вот беда: этот стрессовый фактор не исправишь никак. Разве что, изменив свое отношение к климату, и прекратив завидовать итальянцам.

Эльмира Гайнутдинова:

Я думаю, что отношение к климату - это вопрос философский. Хорошо там, где нас нет. Удивляет только в последнее время отношение ряда СМИ к изменению климата. В течение нескольких месяцев зимы шли бесконечные разговоры либо о потеплении до +60 градусов, либо о ледниках, которые скоро опустятся на центральную Европу. Медики или те, кто прогнозируют погоду в новостных программах, говорили об обязательном ухудшении самочувствия у россиян, то в понедельник, то в четверг (как раз часто поднималась тема «хронической усталости»). Люди с неустойчивой психикой и чрезмерной восприимчивостью обязательно отреагируют на это все ухудшением самочувствия. А климат, к сожалению, мы не выбираем, есть такое понятие «Родина».

- Нас загнали в ловушку зарабатывания денег, в результате орем на близких срываемся, нервничаем, на начальника то не больно разорешься. Как оставаться белой и пушистой тургеневской девушкой в эпоху развитого капитализма?

Андрей Жиляев:

Если Вы воспринимаете свою жизнь как социально-политическую эпоху, то тогда вы ставите себе задачи соответствовать этому. В этом случае тургеневской девушкой не остаться. В то же время, если Вы уже тургеневская девушка и не хотите менять себя, то вспомните: в то время, когда жил Тургенев, было немало социально-политических катаклизмов и перемен в России. Основное отличие «тургеневского образа» как раз в том, что эта девушка строила себе микромир, который соответствовал ее ожиданиям. И остальные факторы внешнего мира не оказывали такого действия, так как существовал ее микромир – как буфер между ее внутренним и внешним миром. Строить такой микромир в любом виде – семья, друзья, увлечения – это и есть сохранение себя. И он един для всех существующих политических структур и социальных групп.
Если же Вы не хотите строить этот микромир, то хотите Вы того или нет, Вы обречены строить себя по канонам окружающего Вас мира. И тогда эта гонка без финиша. Применительно к любому обществу. Вспомните «коммунистические времена» – образ социализированной женщины меньше всего соответствовал «тургеневскому идеалу».

Дмитрий Маликов:

Это, действительно, проблема и вы, Марина, верно ставите вопрос. Мне кажется, надо проще относится к внешнему миру, больше думать о своем внутреннем состоянии, о гармонии с собой, своей духовности. И тогда спокойное и ровное состояние души будет способствовать тому, что вы будете менее раздражительными и внешняя агрессия уйдет и вы тогда обязательно достигнете всех карьерных высот.

- Вопрос Дмитрию Маликову: многие сранивают работу в шоу-бизнесе по степени измотанности с трудом шахтера. Это действительно так, как Вы считаете?

Дмитрий Маликов:

Труд в шоу-бизнесе очень тяжелый, но, на мой взгляд, конечно, не тяжелее труда шахтера. Нам тяжело в основном эмоционально, что касается шахтеров - тут все сразу им тяжело и физически, и, конечно эмоционально, ведь это всегда огромный риск. Так что, как говорится, «снимаю шляпу».

- Как вы отдыхаете?

Ян Арт:

Ответ, увы, простой. А мы отдыхаем не в России

Дмитрий Маликов:

Отдыхаем семьей и за границей, и в России. Зимой всей семьей ездили в Карелию. Мороз, катание на санях, чудесная природа. Моя маленькая дочка была просто в восторге. Обязательно покажу ей всю Россию, я был на Алтае, мне там очень понравилось.

Эльмира Гайнутдинова:

Самый запоминающий отдых - это поездка на Камчатку. Всю жизнь буду благодарна своим друзьям, которые взяли меня, далекую от палаток, спальных мешков и рюкзаков, человека в эту поездку. За неделю мы налетали в целом 8 часов на вертолете. Вулканы, гейзеры, термальные источники, медведи, красная икра, величиной с горох... Красотище!!! До сих пор сама себе завидую...

Сергей Кормилицын:

Хм... Как обычно - пьем водку, танцуем «Калинку» и доим медведей…
Правильный ответ заключается в самом вашем вопросе: мы отдыхаем в России. Каждый по-своему. Какой-то общей «моды» на это нет, потому что мода на отдых - то, чего нелепее не придумаешь. Советские времена, когда поездка на Черное море была мерилом благополучия, и перестроечная эпоха, когда отдых на Кипре и в Египте был мерилом «крутости», слава Богу, миновали. Русские постепенно учатся думать своей головой, а не следовать штампам. В том числе и в том, что касается отдыха. И это радует.

16 мая 2007 года


15


Вернуться к списку

Последние материалы раздела: