Самое
интересное
от Яна Арта
Прежде, чем спорить, давайте считать
Готфрид Вильгельм Лейбниц
Блоги /

Забавная штука – с развитием интернета, соцсетей мы перешли в реальность, в которой ты можешь себе позволить по отношению к другому все

Раньше – нас огранивал статус. Закон об оскорблении величия. Смерд не мог хамить барону. Плебей не плевал под ноги сенатору. Кондотьер не влеплял пощечину кардиналу.
...Или дуэль. Ты должен быть сдержанным. Любое слово могло привести к барьеру.
...Или мощное лобби чести – нерукопожатость. Когда было общество, в котором не прощали бесчестного поступка не только по отношению к себе, но и по отношению к незнакомому человеку. Так было принято. Так было комильфо.
...Или расстояние. Просто не дотянешься. Ты здесь, а король Португалии – там. Кричи "Браганца долой!" - никто не услышит.
...Или милиция. Напишешь на заборе плохое слово – могут задержать…

Даже такая песенка – словно предчувствие Интернета - была в абсолютно несерьезном (наверное) мюзикле:
"Века уходят неотложно, дуэль исчезнет до конца.
И это к лучшему, возможно. Но, боже мой, как будет сложно
Ах, боже мой, как будет сложно призвать к ответу наглеца!"

* * *

Теперь - все.
Хочешь – пиши комментарий под мыслями незнакомого или едва знакомого человека: «Бред!»
Хочешь – тыкай любому, ведь ты решил, что вы с ним на «ты».
Хочешь – публично выясняй отношения.
Хочешь – оскорбляй, принижай - любого. По любому поводу, какой только тебе представляется правильным. Или потому что ты - так захотел.
Хочешь – сообщай президенту России, что он «пуйло», а президенту США, что он «чмо».
Хочешь – матерись.

Нет хлыста преторианца. Перчатки в лицо. Страха, что твоя протянутая рука завтра повиснет в воздухе. Нет даже милиции. А забор - он теперь бесконечен.

Да, ты не можешь оскорблять чувства верующих (закон!). Самих верующих (в индивидуальном порядке) – сколько угодно. И атеистов. И сантехников. И курильщиков. И геев. И экономистов либерального толка. И сторонников Кремля. И вообще…

* * *

Нет границ, нет пределов. Твой мат, твое амикошонство, твои оскорбления, твоя грязь – они публичны, безнаказанны, зафиксированы (чтобы все могли почитать) и теоретически звучат сразу на всю планету (во всяком случае – на неустановленное число лиц).
Британское "Не все, что джентльмен может делать, он вправе делать" - это какая-то устаревшая конструкция, да?

* * *

И весь вопрос теперь – ТОЛЬКО во внутренних ограничениях. ТОЛЬКО.
А человечество никогда еще не оказывалось в ситуации, когда вопрос поведения человека – лишь в его ВНУТРЕННИХ ограничениях.
И тут выясняется, что их попросту может НЕ быть. Ну... «я так считаю»… «У каждого своя правда»… «Что хочу, то и…».
Но вот вопрос: почему, когда стало МОЖНО, выяснилось, что ты ХОЧЕШЬ именно этого?

Какую силу теперь надо иметь, чтобы добровольно сохранять свои внутренние ограничения. Быть самому себе преторианцем, охраняющим величие. И судьей. И дуэлянтом. И даже милицией…

Знаю, кто-то ушел в себя. Публично, прямо в Сети. Никогда не пишет. Не спорит. Даже не высказывает своего мнения. Не делится ощущениями… Постит котиков. Или автомобили. Или фотографии. Или заинтересовавшие его чужие публикации. Или анекдоты...
И подозреваю, что у многих это – не потому, что им нечего сказать, нечем поделиться. Просто внутренняя брезгливость не позволяет вести разговоры - коль скоро простой разговор, просто высказанная вслух мысль может открыть дорогу грязи.

* * *

Преклоняюсь перед теми, кто открыто мыслит в соцсетях, каждый день здесь, не боится делиться собой и своими ощущениями. Подставляет свое лицо, но - никогда не отступает от СВОИХ внутренних ограничений. Не отвечает никогда и никому хамством, грубостью, матом, оскорблением. Не поучает и не «огрызается». Никогда.
Среди тех, с кем довелось близко общаться в Сети (к счасть, не только в Сети), таких много - Яков Миркин (Yakov Mirkin), Геннадий Прытков, Михаил Ермаков (Mihail Ermakov), Стелла Штейн (Stella Stoun), Дмитрий Равкин (Dmitry Ravkin), Ярослав Кабаков (Yaroslav Kabakov). И другие… Преклоняюсь и учусь.

* * *

...Зато как легко теперь отличить аристократа от смерда, интеллигента – от «образованца», честь - от бесчестья. Достаточно открыть соцсеть...

* * *

Но что мы будем делать с уважением?
Как мучительно когда-то Манн, Цвейг или Экзюпери – в «Зрелых годах», «Цитадели», «Совести против насилия», «Письме к заложнику»… - искали формулу уважения к человеку – «краеугольный камень цивилизации». И сумели ее найти даже в те годы, когда уважение к человеку было почти раздавлено даже не грязью и бесчестьем – танками и газовыми камерами. Как пронзительно красиво отпевал его Сапковский, предрекая всеобщий «Час презрения»…

А мы? Что МЫ будем делать с уважением? Сохранять его в отдельных закупоренных – собственных – флаконах? У кого сколько осталось? А «час презрения» - станет главным нашим коммуникационным достоянием?

А зачем нужны радио и телефон, факс и скайп, е-майл и чат, если мы теряем главное, ради чего человек во все века так жаждал развития коммуникаций, царапал бересту, слал гонцов и изобретал мобильную связь, - понимания, поддержки и открытой души другого человека?

10 июня 2017 года


57


Вернуться к списку